Вверх страницы
Вниз страницы

LIGHT 'EM UP

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » LIGHT 'EM UP » † ф л э ш б е к » i don't wanna wake up


i don't wanna wake up

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

i don't wanna wake up
http://sa.uploads.ru/PlTqK.jpg
it's hard letting go,
i'm finally at peace, but it feels wrong,
slow I'm getting up,
my hands and feet are weaker than before.

✖ МЕСТО: арена, голодные игры.

✖ ИМЕНА: несчастные влюблённые из дистрикта двенадцать: Пит Мелларк и Китнисс Эвердин.

✖ ИСТОРИЯ: я больше не хочу просыпаться, но я всё ещё борюсь.
борюсь за мир, в котором всё будет не так, как сейчас.
и сейчас я не остановлюсь, несмотря на предательство...
это ведь шоу, так пусть увидят зрелище.

Отредактировано Katniss Everdeen (2014-10-25 23:53:10)

+1

2

I took a walk on a Saturday night,
Fog in the air.
Just to make my mind seem clear,
Where do I go from here?

Вдох и сердце замирает. Я вижу в воде Китнисс, и не только я. Вокруг раздаются радостные вопли, ведь профи наконец-таки наткнулись на девчонку, заработавшую 11 баллов на показательном выступлении. Та, которая так долго скрывалась теперь перед ними. И, кажется, вокруг рушатся все надежды, все мои старания, обещания ненавистным мне людям. Все это оказывается зря, ведь их жертва теперь перед ними. Она одна против всех. А сколько их? Двое?  Трое? Нет, их целая шайка. Остается одна надежда, одна единственная спасительная мысль, что она успеет убежать, она должна! И хочется закричать во все горло “беги”, как-то задержать всех этих подростков, так отчаянно желающих смерти остальным, но я лишь следую за ними, надеясь, что удача все же будет на стороне Китнисс. Вот только та явно решает оставить девушку. Пара минут и мы все стоим около дерева, на которое она впопыхах залезла. Тупик, ей больше некуда бежать, ей не спастись. Рано или поздно, они до нее доберутся, смогут ранить стрелой или, в конце концов, сумеют залезть так же высоко, как и она.
- Оставьте ее, – срывается с моих губ, и я тут же ловлю на себе удивленные взгляды, - сама спуститься. Захочет есть и слезет. Никуда не денется. – быстро добавляю я первое, что приходит в голову. Никто не перечит мне, им кажется это здравой мыслью, ведь так оно и есть на самом деле, а я лишь поднимаю обеспокоенный взгляд на девушку, крепко держащуюся за ветки. Я знаю, что нужно что-то придумать, спасти ее, но в голове один лишь страх, страх потерять ее навсегда.
Довольно скоро темнеет и все ложатся спать прямо тут под деревом. Мне не особо доверяют, так что дежурство достается другому. Я знаю, стоит им поймать Китнисс, как я стану их следующей жертвой, но моя жизнь мне кажется куда менее ценной, чем ее.
- Китнисс, что же делать? - спрашиваю я про себя, лежа на земле и вглядываясь в очертания девушки.

I see my breath pushing steam through the air,
Shaking hands run through my hair.
My fears... Where do I go from here?

Меня будет жуткий крик. Я резко вскакиваю и тут же ощущаю боль в руке. Вокруг меня сплошной хаос из тысячи ос. Они свирепо набрасываются на каждого из трибутов. Жужжание, крики, боль – все смешивается в одно единое. На долю секунды я теряюсь в пространстве и не знаю что делать, а затем срываюсь с места. Я со всех ног несусь к воде, к моему спасению от ужасной смерти. В груди жжет от столь быстрого бега, но я не останавливаюсь, я знаю, стоит мне сбавить темп, как меня тут же настигнет смерть, ведь я все еще слышу этих монстров позади себя. Я еле успеваю задержать дыхание, перед тем как погрузиться в воду. В легких становиться все меньше воздуха, и я выныриваю. Я оглядываюсь по сторонам и вижу, что не единственный, кто додумался бежать к озеру, но в отличие от остальных мне повезло, меня ужалило не так много ос. Я медленно выхожу из озера и неожиданно для себя понимаю, что Китнисс одна, что есть шанс на ее спасение. Надеясь, что никого не посетит такое же озарение, а направляюсь назад. Я бегу как можно быстрее и чуть ли не сталкиваю с ног Китнисс, которая просто стоит на месте. Она даже не пытается спастись.
- Китнисс! Китнисс, беги! Беги! Они вернуться. Беги! Китнисс! - кричу я и трясу ее за плечи. - Ну же очнись и убегай, скорее! Она разворачивается и неуверенным шагом начинает идти, а затем бежит. Я стою и смотрю ей вслед, как вдруг ощущаю толчок в спину и, не удержав равновесие, падаю на землю.
- Ты, - произносит Катон, стиснув зубы, - ты с ней заодно!
Что ж мой обман раскрыт, и теперь пора переживать и за свою жизнь. Я начинаю отползать назад, но Катон уже бросается на меня с ножом в руках, целясь прямо в грудь. Я не успеваю увернуться полностью, и нож рассекает кожу на моей ноге. В какую-то минуту, мне кажется вот он последний момент в моей жизни, но неожиданно для меня парень начинает падать. Я не понимаю, почему это происходит, но и не собираюсь вдаваться в подробности, ведь это мой шанс спастись и глупо терять время на раздумья. Я поднимаюсь на ноги и тут же ощущаю жуткую боль в ноге. Я бросаю взгляд на ногу и мне становиться плохо. Вся моя штанина уже успела пропитаться кровью, а встав на ноги, я только ухудшил свое положение. Я аккуратно дотрагиваюсь до пореза и ощущаю сильную пульсацию раны. - Надо бежать, пока не пришли остальные и Катон не пришел в себя, - что я и делаю. Разворачиваюсь и начинаю бежать подальше от этого места. Вот только оперевшись на раненую ногу тут же падаю. Выясняется, что я не только не в состоянии бежать, но даже идти толком не могу. Я вновь поднимаюсь и все же продолжаю продвигаться дальше, вглубь леса, волоча за собой ногу. Каким-то чудом я добираюсь до воды, ручей слишком бурный, из-за чего я не решаюсь в него зайти, чтобы промыть рану. Я просто боюсь, что мне не хватит сил удержаться и сильный поток собьет меня с ног. Я продолжаю идти, но сил почти не остается, и я опускаюсь на камни. Я окидываю местность вокруг и не нахожу ни одного места для того, что бы спрятаться, как тут мой взгляд падает на месиво из грязи, глины и мха. Ответ приходит сам собой. Я начинаю выкапывать яму, а сердце бешено колотиться в груди. Я боюсь, что не успею осуществить свой план, что меня найдут раньше, чем я попытаюсь спрятаться, но этого не происходит. Я перекатываюсь в небольшое углубление, вырытое мною, и начинаю мазками наносить на себя грязь. Проходит несколько часов, перед тем как я решаю, что вполне слился с местностью. Делаю глубокий вдох, а в голове возникает одна мысль. Я только что вырыл сам себе могилу, и можно сказать сам себя закопал. Я почти уверен, что не проснусь завтра, слишком сильная боль, слишком много крови я потерял. С этими мыслями я проваливаюсь в подобие сна.

Отредактировано Peeta Mellark (2014-10-26 11:17:37)

+1

3

я знаю, что профи уже ищут меня. они не позволят так просто разгуливать девочке, которая заработала 11 баллов на показательных выступлениях. для них это - унизительно. как же так, какая-то жалкая девочка заработала так много баллов? выше, чем у некоторых профи. и они отомстят за это. я ощущала их приближение каждой клеточкой своего тела. я чувствовала, что скоро мне придётся пережить нечто такое, чего мне не хотелось бы переживать. лёгкий холодок пробегает по моей коже, когда я слышу их отдалённый голоса. но они заметили меня, судя по радостному смеху, доносившемуся откуда-то неподалёку. мне некуда бежать, но я так просто не сдамся. я бросаюсь вперёд, нога извещает меня о том, что боль не желает отступать. далеко я не убегу, я слишком остро ощущала это, поэтому резко остановилась и осмотрелась. поступаю так, как должна поступить - выбираю самоё высокое дерево и забираюсь на него, как можно выше. вряд ли среди профи есть те, кто отлично лазают по деревьям. их готовили явно не к этому, а к бойне. суровой кровавой резне. я понимаю, что я гораздо легче, чем каждый из них. и оказываюсь права. они подходят к дереву. впятером и Пит. моё сердце укатывается куда-то, в моей голове отражаются его слова я не желаю быть пешкой в их играх. тогда почему ты помогаешь этим головорезам? либо я ничего не понимаю, либо Пит - самый настоящий предатель. он предал меня, предал свой родной дистрикт, предал нашу "любовь". именно так сейчас и думают капитолийцы, а значит - наша безупречная история рушится, как карточный домик. теперь-то спонсоров, вероятнее всего, уменьшится. если они вообще были, конечно... Хэймитч уверял, что с такой фишкой, какую выдал Пит, к нам выстроится очередь из спонсоров, желающих отдать все свои деньги, лишь бы с несчастными влюблёнными всё было хорошо. но сейчас эта сказка разрушена и мне не стоит больше думать об этом. я обращаю свой взор к профи, которые раздражённо переглядываются. о, они всерьёз намерены достать меня отсюда. вот только у них есть одна маленькая проблемка - они не знаю как именно это можно сделать.
первую попытку подняться делает Катон. смешно. я поднимаюсь ещё выше - так, на всякий случай. под ним обламываются сучья один за другим, но каким-то волшебством он всё ещё удерживался, пока не встал двумя ногами на один сучок и он не треснул под ним. это было неудивительно. он мог бы и догадаться, что под его весом ветка не выдержит.
вторая попытка - и девушка из первого дистрикта. кажется, её зовут Диадема. да уж, фантазии у них хоть отбавляй. но у неё то, что предназначалось для меня. это была та вещь, которую положили специально для меня. мой лук и стрелы. гнев затрепетал во мне, но потом отступил. я поняла, что сейчас об этом не стоит так сильно волноваться. время забрать его ещё будет. я надеюсь.
ожоги причиняют мне острую боль, но я стараюсь не думать об этом. заснуть у меня вряд ли выйдет, я уставляюсь в пустоту. в темноту, в которой мелькает два глаза... два человеческих глаза. присматриваюсь и понимаю, что это Рута. она тычет на что-то, что находится у меня над головой. я аккуратно поворачиваю голову и поднимаю взгляд вверх. надо мной гнездо. осиное гнездо. я кое-как сдерживаю себя от крика и глубоким вдохом и выдохом успокаиваю себя. может это обычные осы? да кого я обманываю! это же голодные игры. откуда тут обычные осы? это осы-убийцы, которые были выращены в лаборатории Капитолия. естественно, что ничего хорошего в них нет. при укусе у человека сразу же выскакивает волдырь размером со сливу. их яд очень опасен. если человека укусит пять-шесть ос - верная смерть. а выжившие сходят с ума, видя странные картинки. я понимаю, что Рута показала мне гнездо не просто так. я скину его на профи, убью их. точнее, осы убьют их. естественно, не исключено, что и я погибну тоже. гимн начинается и я начинаю карабкаться вверх, ближе к гнезду. добравшись до нужного сучка, начинаю пилить. пилить, пилить, пилить. гимн заканчивается и я понимаю, что не успела сделать то, что хотела. решаю оставить это на утро, что бы не пилить на ощупь.
спускаюсь обратно к своему спальному месту, укладываюсь и вижу небольшой парашютик. баночка мягко приземляется мне в руку и я открываю её. пахнет лекарством. спасибо. мысленно говорю я, размышляя о том, сколько же отдали спонсоры за крохотную баночку такого лекарства. я опускаю два пальца в мазь и смазываю свою рану. боль отступает и наступает сон.
с рассветом я пытаюсь высмотреть Руту. было бы хорошо предупредить её. потому что, если не выиграю я, то пусть победит она. не важно, получит моя семья подарки, которые предоставляют дистрикту-победителю. просто сама мысль о том, что победит Пит казалась мне тошнотворной. ведь он на их стороне, а значит и доверять ему нельзя. я карабкаюсь к тому самому сучку и продолжаю его усиленно пилить. если я не успею, то осы-убийцы все разом кинутся на меня. три осы, конечно, жалят меня, но это цена не такая и плохая за то, что теперь происходит внизу. все профи резко очнулись ото сна и начала отгонять от себя кровожадных убийц, которые старательно жалили обидчиков, стараясь уничтожить всех до последнего. я слезаю с дерева, когда все профи разбегаются в сторону. включая Пита. я подбегаю к Диадеме и забираю лук и стрелы (меня чуть не стошнило, пока я пытаясь всё это у неё забрать. гнойники на её коже лопались, тело расползалось.) я стараюсь бежать отсюда, но меня сильно мутит от проникшего внутрь яда. ощущения, словно я теряю все свои способности разом. неприятно.
и тут из-за кустов вырывается один из моих преследователей. это Пит. ожидаю, что он сейчас меня ударит и отдаст трофей профи. но вместо этого он качает меня из стороны в сторону и велит бежать. что? почему? мы же враги... или это я заставила себя так думать? но ведь ты с ними, Пит. здравый рассудок отказывается работать и я бегу, как велел Пит. к нему прибежал Катон. я надеюсь, что и Пит убежит, потому что этот здоровенный блондин-профи прикончит его. за то, что упустил девушку с 11 баллами. за то, что оказался против них и на её стороне.

иногда, тёмными ночами, я думаю о том, где сейчас Пит. его лицо ни разу не показывали, а значит - он ещё жив. значит ли это, что я должна его отыскать как можно скорее? я не могу оставить Руту одну. не могла. пока трибут из первого не убил её. не пульнул беззащитной девочке копьё прямо в живот. оно прошло насквозь, ей бы никто не помог. никакие врачи Капитолия, ни моя мама, никто... я бы могла, если бы успела вовремя. но не успела. я усыпаю её тело цветами, надеясь, что сейчас это транслируют везде. я просто хочу, что бы её запомнили. что бы Капитолий пожалел о её смерти. я касаюсь тремя пальцами левой руки своих губ и поднимаю их вверх. и ухожу. ухожу, не оглядываясь.
а вечером я слышу неслыханную новость: может быть два победителя, но только при том условии, что они будут из одного дистрикта. из моих уст невольно вырывается крик: Пииит! неужели, такое правило ввели из-за нас, несчастных влюблённых? неужели, ради этого романа распорядители решились ввести подобное. неужто побоялись реакции капитолийцев, если двоих влюблённых разлучат? но это не самое ужасное. Пит ранен, я уверена, и он где-то совсем один. а я даже не знаю где. он всегда играл свою роль безупречно, не то что я. моей заслуги нет ни в чём здесь. я только и умею стрелять из лука. а он - заставил поверить всю публику в то, что мы влюблены, спас меня, прикинувшись предателем, и благодаря этому мне прислали лекарство спонсоры. только благодаря этому. благодаря Питу. и как я отплатила ему? бросила его. он ранен. я помню. помню, как появился Катон с обнажённым кинжалом. но как же Пит сумел выжить? это остаётся загадкой. он точно должен быть рядом с водой, иначе он бы уже давно умер. рядом с озером лагерь профи - точно нет, три лужицы ключевой воды - это тоже нет, слишком опасно. остаётся ручей. я тут бывала, но... не везде. отправляюсь туда, где ещё ни разу не была. замечаю капли крови. это мой след, зацепка. он совсем рядом. - Пит! - не выдерживаю я. слышен ответ. ответ определённо есть. оборачиваюсь, но ничего не замечаю, пока тот, кто у меня под ногами не начал двигаться. - Да, смотрю украшение тортов пригодилось. - я стараюсь шутить, хотя в подобной ситуации это не особо уместно.

+1

4

Я слышу, как рассекается воздух, ощущаю, как холодное лезвие вспарывает мою кожу, кровь сразу же рвется наружу, словно из тюрьмы сбегает на свободу. Я смотрю на свою ногу и вижу только красное пятно, расползающееся по штанине. Мне не больно, по крайней мере, не сейчас. Поднимаю взгляд на противника, который только что ранил меня. Кажется это конец…

Have I gone all too far? Have I been here before?
If I have, let me know
How it goes

Вокруг меня раздается крик, и я возвращаюсь в реальность. Оказывает он мой собственный, я случайно дернулся во сне и вся боль, что накопилась в моем теле, решает напомнить о себе. Сердце бешено колотится в груди, а моя пытка продолжается. Я стараюсь унять разливающийся огонь внутри себя, но он словно специально ищет самые больные точки, чтобы лишний раз потревожить их. Постепенно я привыкаю к этому, и мне удается нормально дышать, а не хватать ртом воздух. Я даже в состоянии размышлять и это единственно, что я могу делать. Я не знаю, сколько сейчас времени, какой сегодня день. Я столько раз приходил в себя и столько же раз проваливался в темноту, что уже сбился со счета. Мне лишь кажется, что я пропустил один гимн и показ всех тех, кто не сумел выжить. И это беспокоит меня так же сильно, как и моя нога. Из-за своих провалов я не уверен на все сто процентов, что Китнисс жива. Я вообще понятия не имею, кто остался в живых и от этого становится не по себе. 
Я помню, как она убегала прочь, все дальше и дальше от профи, но я не могу сказать на сколько ей хватило сил. Я помню ее заторможенную реакцию то, как я ей кричал бежать, а она просто стояла. В тот момент меня это пугало, да и сейчас не дает покоя. Эти укусы как-то странно влияют на человека. Да, я слышал что-то об этих осах, я знаю, что смерть настигает тебя сразу, стоит им ужалить тебя несколько раз. Но сколько это “несколько раз”? Каковы другие последствия? Мне повезло, я успел избежать их жала, но я отчетливо помню, как Катон повалился на землю. Что если Китнисс тоже в скором времени потеряла сознание и ее нашли? Отвратительно, что я не могу этого узнать. Просто не в состоянии встать и отправиться на ее поиски. И это больше всего злит. Злит моя беспомощность, моя слабость. Мое сознание вновь начинает ускользать от меня, и я плавно погружаюсь в сон.

Is it now really time? Can I just give mine?
If I can simply trade
Deal made

Где-то вдали раздается громкий голос, кажется, распорядители решают внести какие-то поправки. Я пытаюсь сосредоточиться на этом голосе, понять чего они хотят, что оказывается не так легко сделать, как кажется на первый взгляд. Я пропускаю начало речи, но вроде бы мне удается не упустить ничего важного, ведь самое главное я услышал.
- Двое… двое победителей из одного дистрикта, – от этих мыслей в груди теплеет. Мои мысли вновь устремляются к Китнисс. Выжила ли она? Надеюсь да. А если это так, будет ли она меня икать, сможет ли найти?
Проходит какое-то время, прежде чем я слышу ее голос. Изначально я решаю, что это все мое воображение, но затем замечаю тень, а после и силуэт девушки.
- Китнисс, - в горле пересохло, и ответ получается слишком тихим. Она делает пару шагов, почти наступает на меня. Нет, останавливается рядом. Грязь на мне уже утрамбовалась и мне не сразу удается стряхнуть ее с себя. Китнисс оглядывается по сторонам, а я пытаюсь освободить хотя бы одну руку, пара усилий и с горем пополам у меня это получается.
- Я здесь, - хрипло произношу я. Я кое-как пытаюсь скинуть с себя всю грязь и подняться, но при малейшем движении раненной ноги по телу пробегает настолько сильная волна боли, что даже сквозь стиснутые зубы срывается стон. Это словно агония, и мне хочется лишь вновь провалиться в темноту, но в этот раз этого не происходит. Я морщусь и вновь застываю, дабы больше не тревожить и без того беспокойную рану.
- Да уж, но ты меня нашла, - я улыбаюсь ее словам об украшении тортов, и на душе становится легче. - Ты жива, - произношу я, заправляя выбившуюся прядь волос за ухо, и медленно провожу пальцами по ее щеке. - Я совсем потерял счет времени и не знал, кто точно жив, и я так боялся, что тебя вновь найдут. Но ты жива, – с облегчением произношу я и на лице появляется улыбка.

Отредактировано Peeta Mellark (2014-10-26 21:08:01)

+1

5

http://sa.uploads.ru/XNCrS.gif
just close your eyes
the sun is going down
you'll be alright
no one can hurt you now

я так ненавидела себя в тот момент. ненавидела за то, что я думала, что он предатель. а он подвергал свою жизнь опасности, что бы защитить меня. и мы вернёмся в родной дистрикт, вместе. я ни за что не оставлю его здесь. мы выиграем голодные игры. теперь я знала это. я почувствовала необыкновенное облегчение, увидев, что он жив. конечно, я и так это знала, потому что его ни разу не показывали в списке погибших, но увидеть его... не думала, что буду так счастлива. счастлива увидеть эти белые волосы, перепачканное грязью лицо, искрящиеся глаза и добродушную улыбку. несмотря на рану, он улыбался и даже говорил со мной. может быть, рана не такая уж и страшная? будем надеяться на это. - Пит... - произношу я, облегченно вздыхая и прижимая его к себе. я наконец смогла что-то выдавить из себя после напряжённого молчания. просто, я не знала, что именно мне делать, а потом я вспомнила, что мы - несчастные влюблённые из диктрикта двенадцать. и я знала, что должна была сделать именно это? а может быть, стоило бы поцеловать его? это бы возымело куда больший эффект среди смотрящих. наверняка, вы подумаете, что я расчётливая и бесчувственная девушка, и да, в чём-то окажетесь правы. я играю по правилам Капитолия, вот и всё. это - теле-шоу и мы должны нравиться зрителям. Пит прекрасно играет свою роль, он словно живёт этой ролью, уже успел прочувствовать её... или дело в том, что он не играет, а делает всё от чистого сердца? может быть, тогда, во время интервью он просто сказал правду? а я подумала, что это определённая фишка, что бы получить любовь спонсоров. глупости какие! я мысленно посмеялась, а потом оклемалась и вспомнила про то, что у Пита рана и мне нужно её осмотреть. я не знала, что там может быть такого. хотя, судя по его улыбке всё не так уж и плохо. или же он просто умеет скрывать свою боль. я очень надеялась на то, что рана небольшая и её просто нужно промыть и перебинтовать.
- я должна осмотреть твою рану - серьёзно произнесла я, отстраняясь от него. в такие моменты я невольно вспоминаю о том, как к нам в дом привозили людей из шахт. частенько меня просто выворачивало от того вида, в котором их доставляли. но моя сестра... совсем ничего не боялась. она всегда помогала маме; делала всё возможное, что бы помочь больным. а я, тем временем, слонялась в лесу, стараясь отгородиться от мыслей о тех, кто сейчас переживает ужасные минуты в мини-госпитале у моей мамы. часто, пациенты погибали, потому что увечья были слишком сильными и попросту несовместимыми с жизнью. но даже когда моя мама это видела, она делала всё возможное. и Прим делала. я не понимала, откуда в маленькой девочке столько храбрости? и сейчас я старалась подобрать моей сестре. быть отважной. ради неё. я решаю, что дотащить Пита до речки сама не смогу, а он вряд ли сможет пойти. я кидаю свой рюкзак на землю, достаю оттуда три фляжки. одна из них досталась мне от Руты. открываю одну из них, наполненную и даю Питу, что бы он умылся. а сама следую к речке, что бы наполнить остальные две - пустые. я должна была промыть рану и хорошенько обработать, иначе есть вероятность, что он не дойдёт до конца. так как, если даже рана не очень серьёзная, то грязь внутри уже оказалась и её нужно вымывать оттуда, что бы не было заражения... если оно, конечно, оно уже не случилось. тогда всё будет очень плохо. возвращаюсь в двумя фляжками, наполненными водой и сажусь рядом с ним на корточки. и в первый раз, я решаюсь взглянуть на его ноги. тогда у меня не хватило сил, что бы взглянуть на место, где должен быть порез. штанина хорошенько порезана, сантиметров десять. это пугает меня. одну секунду у меня держится желание сбежать отсюда больше, бросить Пита, бросить всех и попасть в руки профи. просто погибнуть. это куда проще, чем бороться. глупая мысль, Китнисс, очень. соберись. ты же не тряпка какая-нибудь. ты не отдашься Капитолию вот так просто, они не смогут помыкать тобой. изо дня в день я убеждала себя в этой мысли. я убеждала себя в том, что не позволю им победить меня. побороть меня. именно поэтому я ещё жива, поэтому сейчас с Питом и поэтому мы победим. я прошу его слегка приподняться, что бы ясмогла стянуть его штаны. ткань хорошенько приклеилась к месту, где находится рана. я стараюсь осторожно снять штаны, но, боюсь, выходит у меня скверно. все мышцы на его лице напряглись, поэтому я решила не смотреть на него, а просто делать то, что должна. как можно мягче срываю ткань с места, где зияет открытая рана. меня чуть ли не выворачивает от её вида и я поспешно закрываю глаза. ты должна быть сильной, Китнисс. открываю глаза и разглядываю рану - почти 10 сантиметров длиной, как и предполагалось, гнойная и глубокая рана. нужно промыть её, определённо. я открываю первую фляжку, смотря на Пита. теперь с чистым лицом, Пит мне не нравится. он выглядит очень болезненно. его лицо бледнеет ещё больше, когда первая капля падает на его рану. - вероятнее всего, будет больно. всё-таки, ты несколько дней лежал в грязи с открытой раной. - я начала лить воду на рану, смотря теперь только на неё. я всё ещё надеялась, что она станет выглядеть лучше, как только я её промою. я думала, что как только начну промывать, рана будет выглядеть лучше. но нет - всё становилось только хуже. однако, кое с чем я могла справиться. вывести гной из раны. тут нужны листья, которые Рута прикладывала к моим ранкам. у меня они есть в рюкзаке, так - на всякий случай. беру несколько штук в рот и тщательно пережёвываю, а потом всю эту массу вываливаю на его рану. гной начинает вытекать и это скверное зрелище. отвожу взгляд и морщусь. я не люблю это зрелище. тут нужна Прим, она бы точно что-то сделала для Пита, она бы, вероятно, спасла ему жизнь, а я не могу... я ничего не знаю. и если это не поможет, то у меня не останется ничего. гной вытекает и вытекает, без остановки. и, наконец, оканчивается этот поток. я смываю листья и остатки гноя водой и перебинтовываю рану. пока что, я ничего не смогу сделать. я снимаю всю одежду с Пита, кроме трусов... трусы он снимает сам, а я велю ему загородиться спальником. отправляюсь стирать одежду, изредка поглядывая на голого Пита. признаться честно, мне очень неловко, но что же тут поделаешь? на таком жарком солнце, одежда просыхает очень быстро. - мы должны найти укрытие. - я бы потащила его далеко-далеко, если бы могла. но не могу. он слишком тяжёлый, что бы мне нести его. а что бы идти он слишком слаб. я понимаю это. поэтому выбираю пещерку неподалёку от реки, не самое безопасное место, но и не самое худшее. раскидываю по полу пещеры сосновые иголки и раскладываю спальник на Полу, помогаю Питу забраться в него. - всё будет хорошо. - пытаюсь приободрить то ли его, то ли себя.

+1

6

I'm bleeding out,
So if the last thing that I do
Is to bring you down
I'll bleed out for you.

https://38.media.tumblr.com/298d93b45054b38298bd358270f71a84/tumblr_ndvn6sqx1V1s1yofzo7_250.gif

Я кое-как приподнимаюсь, и Китнисс удается меня обнять. Она молчит, а потом наконец-то произносит мое имя, а затем вновь тишина. А мне большего и не надо, я смог бы просидеть так, наверное, целую вечность, не переключайся бы мой мозг на постоянную боль, что так и норовила захватить все мое тело. Но, не смотря на это, я стараюсь не обращать внимания на свой не комфорт. Ведь мне никто не обещал тут райской жизни, да и по правде сказать, я прекрасно понимаю, что шансов выжить у меня слишком мало. Боль, что посетила мое тело несколько дней назад, не покидала меня ни на секунду. Каждый раз, стоило мне забыть о ней, она тут же врывалась в мою жизнь с новой силой, словно наказывая меня за то, что я посмел на мгновение забыть о ней. И только сон был моим спасением. Именно поэтому я понимаю, что шансы, конечно, есть, но они малы. Свою нежеланную гостью я ощущаю постоянно. И хоть я не врач, и ни капельки не смыслю в медицине, для меня это стало плохим знаком, что впрочем, было очевидно каждому. И я хотел об этом рассказать Китнисс, даже предложил бы бросить меня, но не смог. Я знаю, что она со мной легкая мишень, я это понимаю, но мне так не хочется с ней расставаться. Я ничего не говорю, просто сижу и обнимаю ту, которая так давно запала мне в сердце. Но это не длиться долго, вспомнив, что я ранен, она нарушает тишину. У нее получается настолько серьезный тон, что я невольно начинаю смеяться. А затем, с серьезным выражением лица, беспрекословно соглашаюсь с ней. Китнисс вручает мне одну из фляжек с водой, а с другими направляется к ручью. Я открываю ее и делаю пару глотков, чтобы прочистить горло, а затем следую указаниям девушки и начинаю умывать лицо. Это оказывается не так просто, как кажется на первый взгляд. В какой-то момент мне вовсе кажется, что грязь это и есть моя кожа. Она настолько приклеилась к моему лицу, что мне не удается смыть ее с первой попытки. Вылив на себя всю оставшуюся воду, я все же разделываюсь с остатками глины и мха на своих щеках и начинаю ощущать себя определенно чище.
Вскоре Китнисс возвращается с новой порцией воды и решает взглянуть на рану. Она просит меня немного приподняться, чтобы стащить с меня одежду. И я соглашаюсь. Я благодарен ей за то, что она просто нашла меня, поэтому сейчас даже не пытаюсь перечить. И лишь стиснув зубы, я опираюсь на локти и приподнимаю свое тело. Она пытается как можно быстрее и аккуратнее снять с меня штаны, что у нее совершенно не получается. Ткань, пропитавшаяся кровью, просто-напросто намертво присохла к моей ноге. Так что Китнисс приходиться в прямом смысле отрывать штаны от кожи. Я готов кричать во весь голос и умолять Китнисс прекратить эти пытки. Но я уже дал себе слово, что позволю ей осмотреть свою рану. Поэтому стараюсь как можно глубже дышать и хоть как-то унять боль, которая становиться только острее, отчего все мои мышцы напрягаются.
Учитывая свои ощущения, я примерно представляю насколько там все плохо, так что даже не стараюсь рассматривать порез. Вместо этого я внимательно слежу за лицом девушки. Стоит ткани оторваться от тела, как перед глазами Китнисс открывается не наиприятнейшая картина, и она поспешно закрывает глаза.
- Ужасно, да? - спрашиваю я, хотя ответ итак очевиден. И тут на рану попадает первая капля воды, взрыв агонии происходит в моем теле, и я слегка отдергиваю ногу. Китнисс замечает мое выражение лица и предупреждает о боли. Я лишь киваю ей, чтобы продолжала и она это делает. Капля, затем еще и еще, в итоге на мою рану выливается вся фляжка. Мне становиться дурно, и возникает чувство, что я сейчас вполне могу потерять сознание, но это к счастью Китнисс не происходит.  Наконец-то вода заканчивается, чему я безмерно рад. Девушка достает какие-то листья, пережевывает и накладывает получившуюся кашицу на рану. Я ощущаю, как что-то начинает стекать по моей ноге, а Китнисс, морщась, отворачивается. Неужели опять кровь? Я перевожу взгляд на рану, и меня начинает подташнивать, и это учитывая, что все это время я не ел. По моей ноге стекает гной. Я ложусь на спину и начинаю рассматривать небо, стараясь не представлять, как жуткая жидкость продолжает покидать мое тело, и кажется ей нет конца. Наконец он заканчивается, и я с облегчение вздыхаю. Ноге определенно легче, по крайней мере сейчас нет уже такой острой боли, что была до этого. Китнисс довольно быстро перебинтовывает рану, а затем начинает стаскивать с меня всю оставшуюся одежду.
- О, ты решила меня раздеть. Знаешь, могла бы просто попросить, а не дожидаться пока меня смертельно ранят, - как ни в чем не бывало, парирую я, стягивая с себя трусы. Затем беру спальник и прикрываюсь им, как и попросила девушка. Постирав мои вещи, она раскладывает их на камнях и дает время просушиться, мельком поглядывая на меня.
Проходит какое-то время и меня начинает клонить в сон, так что я откидываюсь назад и начинаю засыпать. Мой мозг почти отключается, когда Китнисс решает, что вещи вполне высохли и пора искать укрытие. В какой-то момент мне кажется, что я вполне здоров, и даже умудряюсь довольно быстро одеться, хоть и прибегаю к помощи девушки, но стоило мне встать, как перед глазами тут же все поплыло. Пока я лежал, кровь не особо сильно приливала к ране, но стоило мне встать и опереться на ногу, как я ощутить все прелести своего ранения. Китнисс прекрасно видит это и понимает, что я не в состоянии куда-либо идти, тем не менее она подхватывает меня и пытается довести до укрытия, которое она заметила неподалеку. Только несколько метров оказываются для меня настоящим испытанием, и  короткая дорога превращается в  долгий, утомительный и трудный путь. Я стараюсь не особо навалиться на девушку, что у меня не очень получается, и ей приходиться считай тащить меня на себе. Наконец-то мы добираемся до места, и я осторожно соскальзываю вниз, пока Китнисс приготавливает место для ночлега. Она управляется довольно быстро  и помогает мне забраться в спальный мешок, в хоть какое-то тепло, ведь меня уже минут двадцать трясет от холода.
- Спасибо, что нашла. И знаешь, если я не смогу, если у меня не получиться вернуться... Обещай, что ты выживешь. Пообещай мне Китнисс.

Отредактировано Peeta Mellark (2014-10-28 18:47:09)

+1

7


your eyes they shine so bright
i want to save that life
i can't escape this now
unless you show me how


ты не сможешь подойти ко мне впритык, ты не сможешь забрать меня. потому что моя душа ещё борется, а в глазах сияет огонь. я ещё не готова сдаться и потерять всё то, что дорого мне. не сейчас и никогда. смерть, я готова сыграть в твою игру, потому что мне важно, что бы ты не забрал тех, кто мне дорог. я буду сражаться за них, я не отдам их без боя. ты не сможешь забрать их, потому что их час ещё не настал. я чувствую, как кровь стынет в моих венах, потому что я ощущаю тихое присутствие смерти. смерть за моим плечом, но она не пришла сюда, что бы забрать меня. она просто наблюдает, выжидает. потому что арена - поле битвы. битва, где из 24 выживает один... выживал. но теперь двое. удивительно, что они рискнули изменить правила, но если они так сделали - значит на то были свои весомые причины, иначе они ни за что бы не сотворили такое. и теперь смерть наблюдает падём ли мы раньше тех, кто ещё остался или же мы окажемся теми двумя счастливчиками, которым удастся уйти отсюда живыми. смерть не верит, что мы способны обыграть её... и она права, ничего не сможет обыграть смерть, но обхитрить её. избежать в этот раз - это может получится. я чувствую холодное дыхание на своей шее, мурашки пробегают в том месте, а волоски приподнимаются. дыхание смерти. они не будет твоим. мысленно говорю я смерти, зная, что она меня слышит сейчас. холодок исчезает, мурашки больше не пробегают по шее. значит, он выживет... я почувствовала прилив какого-то детского счастья, потому что сейчас я очень боялась за жизнь своего напарника, которая, вероятно, весит на волоске. его рана действительно выглядит крайне скверно и я не знаю, как долго смогу его вытягивать из рук смерти. я надеюсь, что мне всё же удастся спасти его...
присаживаюсь рядом с ним и смотрю в его глаза. он очень бледный, отчего его глаза выделяются в темноте. спустя несколько минут с погодой начинает твориться что-то совсем неладное. вот только стояла неслыханная жара, а теперь погода перешла в русло крайне низких температур, из-за которых можно обледенеть насмерть. но смерть сейчас не рядом, я не чувствую её. а вот Пит, кажется, опасается не выиграть схватку со смертью. но я точно знаю, что не уеду отсюда без него. а, значит, мы оба выживем. - даже не говори ничего подобного. мы выживем. оба выживем. это не обсуждается. - я словно поставила жирную точку в конце этого разговора, который только начался, потому что я боялась и сама поддаться унынию. меня и так уже несколько раз посещали мысли о том, что мне стоило его оставить, что он не протянет, что он притягивает меня к земле, на которое опасно оставаться. а потом я думала о том, насколько я эгоистична. а потом все эти мысли исчезали, потому что я начинала думать о том, как именно смогу сохранить жизнь Питу, не имея никаких лекарств и вообще ничего под рукой. - ты должен поесть и попить. потому что я не знаю, как ты всё это время выживал без этого... - я открываю рюкзак, лежащий рядом и достаю оттуда фляжку с водой (в которую закапала йод ещё когда мы были возле речки и, вроде, с того момента прошло уже достаточно времени) и протягиваю Питу. он должен хотя бы попить, а уж потом я попробую заставить его поесть. дотрагиваюсь до его лба, он весь горит. его лихорадит, это явно. достаю аптечку и даю ему пару жаропонижающих таблеток, надеясь, что температура немного спадёт. но Пит вновь заводит свою шарманку о том, что он может не вернуться. я чувствую как подступает гнев, потому что я уже сказала, что мы вернёмся вместе. и это не обсуждается. хотя, в душе у меня были предположения и о том, что всё может закончится хорошо, но я их уничтожала стоило им только возникнуть в моей голове. внезапно для себя и для него, скорее всего, тоже, я впиваюсь в его губы. я не знаю, должна ли я была почувствовать нечто особенное, целуя парня, но в данный момент я отметила лишь то, что у него неестественно горячие губы. - ты ни за что не умрёшь. и это не обсуждается. надеюсь, что теперь мы поняли друг друга? - я резко встаю и направляюсь к выходу из пещеры. я всё ещё опасаюсь, что мы слишком лёгкая мишень в неприкрытой ничем пещере. но нормально закрыть проход всё равно не удастся и я решаю пока оставить всё в таком состоянии. прохладный воздух охватывает меня и я вдыхаю его полной грудью, ощутив облегчение. смотрю на небо и замечаю что-то блестящее, что летит ко мне. это парашют от спонсоров!
лекарство.
меня охватывает эта мысль и я кидаюсь, что бы поймать парашют. быстро распутываю узел, но нахожу лишь баночку горячего бульона. ах дура, ну на что ты действительно надеялась? наверняка, лекарство стоит кучу денег. всего их состояния. но они бы и это отдали, стоит им только показать что-то действительно стоящее. я чувствую, как Хеймитч шипит: солнышко, вы же влюблены. он прав. мы влюблены, а я никаким образом это не показываю. может быть, если бы мне удалось убедить зрителей в том, что у нас слишком большая любовь, что бы рушить её, то они действительно отдадут все свои богатства на лекарство. но я понятий не имею, как нужно себя вести, ведь я никогда не была влюблена... вспоминаю своих родителей. они действительно любили друг друга. мама всегда светлела, слыша его шаги за порогом, а папа всегда приносил ей какие-нибудь подарки. я попыталась подражать голосу мамы, когда она говорила с отцом. - Пит! - надеюсь, что я не переигрываю, а то получится не есть хорошо. он задремал. присаживаюсь рядом с ним, легко касаюсь его губ своими и он просыпается. его реакция такая... искренняя, что я сама верю в то, что он влюблён в меня. - Пит, Хэймитч  прислал тебе подарок. - раскрываю бульон и пытаюсь заставить его съесть весь бульон. на это уходит почти целый час, если я не ошибаюсь. Пит засыпает, и теперь я сама ужинаю грусёнком и кореньями. убитых сегодня нет.
смерть сегодня не забрала никого с арены.
ночью становится ужасно холодно и я, то забираюсь в мешок к Питу, в котором становится нестерпимо жарко, то выбираюсь обратно. намочила тряпочку и приложила к его лбу. и так всю ночь, круговорот одного и того же: сидеть на холод, менять тряпочку, ложиться в спальнике. с утра я растираю в баночке Рутиных ягод и заставляю его позавтракать. вроде бы, жар пошёл на убыль. и я даже позволяю себе поспать пару часиков, так как Пит настаивает на том, что сможет посидеть, смотреть за обстановкой и если что просто разбудит. я соглашаюсь, потому что знаю, что без сна тоже долго не протяну. ложусь поверх мешка и засыпаю, а проснувшись понимаю, что проспала дольше, чем хотела. - почему ты не разбудил меня, как я и просила? - но потом я вдруг наплевала на это всё, потому что вспомнила о самом главном - о его ране. нужно проверить её и перебинтовать по новой. аккуратно снимаю бинты с его ноги и моё сердце уплывает куда-то в пятки от вида, который представился мне.
стало хуже, гораздо хуже. гноя не видно, зато ногу раздуло, словно шарик. заражение крови. без должного лечения он долго не протянет. нет, я не позволю тебе, смерть. ты не заберёшь его из жизни так рано. он спас мою жизнь уже дважды и я должна отплатить ему. должна сделать всё возможное. мне нужно лекарство от этих чёртовых спонсоров. пусть продадут все свои ненужные богатства, но достанут мне лекарство, потому что всё не должно окончится вот так. я знаю, что мы победим. я верю в это. - опухоль, конечно, немного увеличилась, зато гноя совсем нет. - немного смягчаю приговор я, в надежде, что Пит не падёт духом. но, кажется, он и сам понимает в чём дело...
но, смерть, я не чувствую тебя.
и я надеюсь, что это хороший знак.

Отредактировано Katniss Everdeen (2014-10-29 02:04:49)

0

8

- Просто пообещай. Китнисс, скажи, что ни смотря, ни на что ты не сдашься, - не отстаю я, но девушка дает четко понять, что на этом разговор окончен, и я замолкаю, решив предпринять попытку позднее. Я понимаю, как ей не хочется касаться этой темы, но ничего не могу с собой поделать. Мне просто необходимо услышать это от нее. И пусть это будут просто слова, столь ненавистные ей, но такие нужные мне. Я знаю, что будет означать ее обещание для меня. Я смогу верить, что с ней все обойдется, что она вернется домой, к своей семье и будет продолжать жить, даже если со мной что-то случиться. И я знаю, что от одного “обещаю” мне станет легче. Но Китнисс все также продолжает перебивать меня, стоит мне только заикнуться об этом. И хоть я начинаю казаться маленьким ребенком, который никак не может получить желаемого от родителей, я не сдаюсь и это неспроста. У меня нет в семье лекарей, нет никого, кто бы хоть как-то разбирался в медицине, но я прекрасно понимаю всю плачевность моей ситуации. И именно поэтому я так стараюсь услышать то, что мне очень важно, ее обещание. Вот только Китнисс никак этого не поймет. Стоит мне заговорить, как она тут же обрывает меня на полуслове и заканчивает разговор, что так нужен мне.
Девушка молча роется в рюкзаке, а затем предлагает мне поесть, но я отказываюсь. Я совершенно не голоден, уже долгое время мой организм противится еде, и я даже умудрился к этому привыкнуть. Я понимаю, отсутствие аппетита не просто так. И это, одна из причин, которая толкает меня на неприятные мысли. Китнисс все еще пытается уговорить меня хотя бы немного перекусить, но я вновь  говорю, что не голоден. Девушка откладывает еду в сторону и приступает к новой тактике, предлагая мне воду. В конце концов, я соглашаюсь и беру из ее рук фляжку, но так и продолжаю сидеть даже не пытаясь открыть ее. Китнисс дотрагивается до моего лба, и ее рука мне кажется такой холодной. Я прикрываю глаза, а по телу пробегают мурашки, и это происходит не из-за прикосновения. Китнисс тут же понимает причину и вновь берет рюкзак. Она достает небольшую аптечку и вытаскивает оттуда-то какие-то таблетки, а затем протягивает мне их. В этот раз я не противлюсь и без вопросов выпиваю лекарство.  В ответ я все еще  надеюсь, что она также как и я не станет противиться и в итоге пойдет мне на уступки.
- Китнисс, - окликаю я девушку, но та словно уже знает, что я собираюсь сделать. Я вновь вижу, насколько ей неприятен разговор, что я пытаюсь навязать ей уже в которой раз, но, не смотря на это, не останавливаюсь и продолжаю. Стоит мне продолжить, как она впивается в мои губы. Я удивляюсь, но тем не менее отвечаю на ее поцелуй. Ее прохладные губы приятно остужают мои, и мне это нравится. Моя рука мягко дотрагивается до ее щеки, пальцы нежно скользят по ее лицу, а мое сердце ускоряет ритм. Я забываю обо всем вокруг и лишь наслаждаюсь моментом.  - Хорошо, – шепотом отвечаю я, когда она также резко отстраняется от меня и направляется к выходу из пещеры, оставляя меня одного.
Я так давно хотел поцеловать ее, но все никак не решался. А теперь она решила прервать мою болтовню своим поцелуем и я совсем не против. В моей душе вновь разгорается надежда, также как и несколько часов назад, когда Китнисс нашла меня среди камней полностью замаскированного грязью. Надежда, что чувства взаимны, что я не безразличен ей. И что поцелуй был не только способом уйти от разговора. Я лежу и смотрю на вход в пещеру, пока глаза не начинают закрываться. Умиротворение на душе отгоняет все мысли прочь, и я засыпаю.

And I want you in my life
And I need you in my life

Я просыпаюсь от прикосновения ее губ, и на моем лице расползается улыбка. Я замечаю небольшую баночку в ее руках, и в голове сразу же возникает вопрос, лекарство ли это? К моему сожалению, оказывается, что нет, это всего лишь бульон – подарок от Хеймитча, который я не хочу принимать. Мне все еще не хочется есть, и этот бульон кажется какой-то насмешкой, а Китнисс вновь пытается заставить меня поесть. Я долго сопротивляюсь и пытаюсь накормить им девушку, но она не отступает и чуть ли не вливает в меня его силой. В конце концов, с едой покончено, и я не замечаю, как вновь отключаюсь.
С утра вновь все повторяется, Китнисс приносит мне завтрак и опять пытается заставить меня есть. Я рад, что это оказываются всего лишь навсего растертые ягоды, и съедаю пару ложечек мякоти. Китнисс сидит рядом со мной и наблюдает за обстановкой, но я вижу, как тяжело ей это дается. Я уверен в том, что этой ночью она не спала, да и вообще с того момента, как она нашла меня, я не видел, чтобы она хотя бы дремала, поэтому настаиваю, чтобы она легла отдохнуть. Довольно быстро мне удается убедить ее, что я в состоянии смотреть за обстановкой и в случае чего тут же разбужу ее. В итоге мы приходим к согласию, но перед тем как лечь, Китнисс просит разбудить ее через пару часов, на что я никак не отвечаю, а лишь вновь указываю ей на спальник. Она ложится поверх мешка и почти мгновенно засыпает. Я сижу рядом с ней, облокотившись о скалу, и периодически поглядываю на вход в пещеру. Как я и уверял Китнисс, снаружи ничего не происходит, поэтому вскоре я переключаю свое внимание на девушку. Я впервые за долгое время не вижу хмурого выражения лица, нет никакой тревоги и мне это нравится. Мне хочется подарить ей это спокойствие или хотя бы надежду на него, на безопасность.
Я не бужу ее в назначенный срок и даю возможность отдохнуть, хотя и понимаю, что первое, что мне предстоит услышать при ее пробуждении, это упрек, что и происходит.
- Мне нравится, когда ты не хмуришься, не переживаешь, а сейчас это можно увидеть только когда ты спишь. И тебе надо было отдохнуть, - отвечаю я, и тут же замечаю обеспокоенный взгляд. Китнисс вспоминает о моей ране и решает посмотреть ее. Я не хочу, чтобы она это делала, потому что чувствую, что улучшения нет. За все время, пока она отдыхала, я ни разу не притронулся к воде, не попытался съесть еще немного ягод, все эти часы меня только лихорадило, а боль хоть и притупилась, но так и не покинула моего тела. Мои опасения подтверждаются, когда я вижу раздутую рану, от которой вверх тянуться красные прожилки. Китнисс пытается как-то сгладить удар, но я тут же даю ей понять, что это бестолку.
- Я знаю, что такое заражение крови, – сухо констатирую я. Мне больше нечего добавить и между нами повисла тишина, а потом я вспоминаю детство, то как первый раз встретил ее.
- Помню, как я увидел тебя впервые, это было в школе. У тебя тогда было две косички, не одна как сейчас. Ты тогда была единственная, кто знал слова песни  долины, поэтому тут же подняла руку вверх. А потом… потом я тебя провожал домой… тайком… каждый день… каждый...

+1


Вы здесь » LIGHT 'EM UP » † ф л э ш б е к » i don't wanna wake up


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC