Вверх страницы
Вниз страницы

LIGHT 'EM UP

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » LIGHT 'EM UP » † р е а л ь н о е в р е м я » пст, Дракула, немного сексшопной атрибутики не интересует?


пст, Дракула, немного сексшопной атрибутики не интересует?

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

ПСТ, ДРАКУЛА, НЕМНОГО СЕКСШОПНОЙ АТРИБУТИКИ НЕ ИНТЕРЕСУЕТ?
http://38.media.tumblr.com/b9d70a3979046929c369abf61cd4ef9f/tumblr_ncpyywYT901toc65oo1_400.gif

✖ МЕСТО: библиотека Дракулы

✖ ИМЕНА: Кей и Энди

✖ ИСТОРИЯ: - А эти наручники точно из того серебра? Мой...кхм... партнёр слишком точен к деталям. Боюсь у него не встанет, если окажется, что вы продали мне подделку. А я очень не люблю, когда мне обламывают секс и обычно компенсирую его за счёт того, кто мне его обламал, - Кей приветливо улыбнулся нервно сглотнувшему мальчику и снова опустил глаза в планшет. - Так, ладно, тут написано, что у вас есть ещё пара антикварных вещиц для сексуальных утех.

+1

2

Дешёвая роскошь внешнего блеска ослепила Кея на Терре. Он жмурился от неоновых вывесок крупных городов, пробовал местный алкоголь, с отвращением выплёвывая один и упиваясь другим почти до беспамятства. Ему нравились мулатки с шоколадной кожей, светлые, нордического типа особы с увядающей прелесть. рано созревающей красоты и морщинками в уголках глаз, преждевременно старивших их неясную, блёклую красоту. Жаркая, знойная кипучая кровь людей с кожей потемнее завораживала его, и Кей однажды с удивлением очнулся, утопая в белоснежных простынях с двумя грудастыми, симпатичными мулатками, их волосы щекотали Кею грудь, но дальше всё снова смешалось в клубок бесконечно сменяющих друг друга картинок, и он провалился в беспамятство, обнаружив себя снова лишь трясясь в вагоне далеко не первого класса где-то в Румынии.
Цыгане, а судя по говору, это были именно цыгане смотрят на него жадно, изучают, но Кей лишь наблюдает за ними из-под полуприкрытых век. Его маленькая особенность здесь, на Терре, оказалась как нельзя кстати. Проходя таможенный контроль, он в совершенстве овладевал необходимым для нахождения в стране языком, а румынский освоил, скачав какой-то странный роман на телефон с сайта в интернете.
Теперь, толком не зная, куда следует направиться, он сидел в вагоне электрички, упираясь ногами в пол и прижимая к груди сумку, пока мимо него, громко блея, чинно прошла коза, недовольно мотнув головой, она заглянула ему в глаза и отвернулась, деловито поцокав копытами в направлении хозяев.
Кажется, ему стоит подтянуть свой румынский.
***
Путеводтель для туристов не смог открыть для него что-то новое, и Кей чувствует лёгкое раздражение от того, что совершенно не представляет себе, как в мире, где целые города ночью светятся, словно днём, может находиться такая страна, как Румыния. Зелень, серость, козы, цыгане, небольшие, словно сохранившиеся с периода средневековья, города. Проштудировав содержимое тонкого глянцевого буклета, Кей швыряет его в ближайшее мусорное ведро и останавливает первую попавшуюся женщину, не успевшую обрасти морщинами, словно кора дуба, чтобы поинтересоваться у неё, в какой стороне находится отель Энди Скайфорса, горделиво отмеченный аж тремя звёздами, что, как он понял из своего небольшого путешествия, могло считаться большим достижением для... Румынии.
Старинный замок, темнеющий над лесом по ночам и горделиво возвышающийся над многовековыми деревьями, определенно впечатлял случайных туристов, но Дач, на своём веку повидавший представителей едва ли ни всех рас, обитавших в нескольких сотнях и тысячах близлежащих галактик, скорее изобразил удивление, чем испытал его. Нужно быть фанатиком или круглым идиотом, чтобы жертвовать двумя звёздами лишь ради того, чтобы сохранить замок в первозданном виде. Вернее, в виде, максимально приближенном к тем годам, когда здесь, по преданию, обитали какие-то жуткие существа под названием вампиров.
Употребление человеческой крови Кей отнюдь не считал проявлением каннибализма. Он видел не один бордель, где за такое изысканное лакомство, как кровь сексуального партнёра, платились совершенно сумасшедшие, как говорилось на Терре, деньги, а укусы некоторых существ доставляли наслаждение, по силе едва ли ни превышавшее оргазм.
Дверь поддаётся напору его плеча, и Кей входит внутрь, останавливаясь посреди просторного холла, оглядывается по сторонам, пытаясь понять, в какой же части этого сооружения может находиться место, переоборудованное под стойку ресепшена.

+1

3

Огромный замок, укрытый в горах от лишних взглядов и злых ветров. Время невластно над его величественными стенами. Он так же величественен и фундаментален, как горы, окружающие его. Построенный более семиста лет назад, он сохранился в практически неизменном виде. Этот замок овеян тайнами и слухами. Есть легенда, что когда-то в этом замке жила семья, владеющая всеми расположившимися у подножия территориями. Один из сыновей этой семьи отправился в путешествие, чтобы в нем погибнуть и вернуться к своим родным живым мертвецом...
В который раз слушая эту историю, которую рассказывал английский экскурсовод многочисленным туристам, посещавшим фамильный замок Дракулы, тот самый живой мертвец поморщился. Он уже не раз думал убить экскурсовода или превратить его в вампира, может тогда, он начнет рассказывать красивее и правильнее. А между тем, экскурсовод продолжал.
Вернувшись в отчий дом, этот мертвый юноша был одержим жаждой крови, она была в его мыслях, в его безумных полных крови глазах. Помешанный, он жестоко убил всю свою семью, развесив их головы на стенах замка.
На этой фразе Дракула не выдержал и тяжело вздохнул. Каждый раз это звучало как какой-то бред, в основном, правда для участника тех событий, но все.
-Мистер Скайфорс!- радостно заметил юношу в окне экскурсовод,- Друзья, познакомьтесь, Эдриан Скайфорс, владелец этого замка в настоящем времени, который не убивал свою семью, -экскурсовод пискляво засмеялся, поддерживаемый толпой и ехидным взглядом самого Дракулы. В этот момент вампиру еще сильнее захотелось убить чересчур веселого экскурсовода, но как обычно, мужчина только улыбнулся, перекидывая ноги через край обратно в комнату, уже даже не прислушиваясь к тому, что говорили у подножия замка. Обычно он любил сидеть повыше, чтобы быть незаметным для простых смертных, но сегодня кто-то заинтересовал его в окне более низких этажей, заставив свесить ноги с подоконника всего лишь третьего этажа.
Последнее время выдалось для графа тяжелым и утомительным. Тяжелым скорее в эмоциональном плане, пусть некоторые и говорят, что у мертвецов нет эмоций и чувств. Еще какие чувства. Через край, фонтаном, взрывом. Но от всего нужно было отдыхать. Бежать, бежать, бежать, чтобы найти тишину и покой в своем фамильном замке, который не так давно Дракула наконец-то смог вернуть себе. Это было трудно и муторно, но того стояло. Правда, жить в окружении гор в тишине и покое возможности не было, зато вампир смог оставить себе почти половину старинного замка в личное пользование. Это был приятный бонус. Весь персонал замка-гостиницы являлся вампирами, еще одной частью тех, кто был влюблен в Дракулу и боготворил его.
Сбежав по лестнице вниз, мужчина замер на ресепшене, который был весьма умело встроен в общий вид замка. На входе в замок стоял весьма необычный молодой человек. Внешность его была вполне типичная для европейца, который впервые попал в Румынию, но вот запах... От него пахло совсем не европейцем. Дракула даже толком не мог определить, что именно не так в его запахе, но знал наверняка, что этот запах привлекает его и почти сводит с ума. Такого не было давно. Ему хотелось попробовать этого юношу, ощутить вкус его крови на своих губах, равномерно стекающей по губам. Замечтавшись, Дракула не заметил, как практически распластался на ресепшене.
- Освин,- обратился вампир к девушке-вампиру, работавшей на встрече гостей,- Посели этого гостя в мою башню,- поймав секундное недоумение в глазах вампирши, Дракула ласково улыбнулся,- Ты же чувствуешь...- и получив улыбку в ответ понял, что ответ будет утвердительным,- Предупреди всех, чтобы на полметра не подходили к нему,- обычно весь персонал употреблял донорскую кровь, но случалось всякое, лучше эти инциденты было предотвратить заранее своим приказом.
Облизав бледно-розовую тонкую каемку губ, Дракула бесшумно развернулся, покидая ресепшен, но все еще чувствуя нового гостя. Это явно не их последняя встреча, вампир это устроит сам.
*********************************************
Старинная библиотека под каменными сводами замка. Книжные полки тянулись вдоль стен, упираясь в высокие потолки. Дракула водил длинным пальцем по корешкам старинных книг. Все его книги были тщательно протерты от пыли, словно их брали в руки и листали каждый день. Вампир собирал эту библиотеку в течение всего своего существования.
-Добрый вечер,- едва слышные шаги не могли быть пропущены, особенно, если вместе с ним комнату заполнил дурманящий запах тела,- Как Вам замок?- вампир говорил на румынском, слыша, что молодой человек разговаривал на этом языке с вампиршей на ресепшене. Родной язык давался вампиру с трудом, слишком давно не было практики, но как бы тяжело он не вспоминался- он был родным, а значит лился из губ подобно меду.

+1

4

Кей чувствует себя не вполне комфортно, хотя и не может даже себе самому объяснить, откуда возникает это ощущение. вязкое, леденящее кожу, неприятное. Он знает, что даже у стен есть уши, наверняка, глаза тоже присутствуют, поэтому, кажется, его преследует ощущение, что кто-то постоянно следит, наблюдает, пытается понять что-то, не спуская с него один из органов своих чувств.
Ложась в постель, Кей проверяет, чтобы сумка лежала как можно ближе к постели, а "Эскалибур" был заряжен.
Альтос чувствует себя немного странно, но не подаёт виду, улыбается застенчивой девушке за стойкой респшена и заполняет какие-то бумаги по своим новым фальшивым паспортам. Когда встал вопрос о том, чтобы оставить лишь одну из имевшихся у него фамилий, Кей без сомнений выбрал именно эту. Дач звучало слишком фамильярно, а Лацитис неприятно горчило воспоминаниями о погибшей на Шедаре семье. Он помнил, что ни один человек в мире не мог бы назвать себя его генетическим родителем, потому что вся нить ДНК была туго сплетена из лучших кусочков представителей его расы, но именно Лацитисы дали Кею все те воспоминания о Шедаре, что он сохранил на долгие-долгие годы.
Замок изнутри ещё старее, чем снаружи, и Кей удивляется, что он получил хотя бы три звезды, но отказать себе в удовольствии пожить в истлевающем осколке истории Терры он не может, поэтому лишь благодарно кивает Освин, девушке, любезно согласившейся проводить его до номера, и Дач уже всерьез переживал, что она может захотеть проводить его до самой постели, но этого, к счастью, не произошло. Переговорное устройство на воротничке запилиликало, и Освин, ещё раз хлопнув ресницами и погладив свои волосы, удалилась, оставив его один на один с запахом плесени и, кисловатым, металла.
Он открывает окна, позволяя свежему воздуху ворваться в комнату, наполняя её свежестью.
Кей прыгнул на постель, прислушавшись к её раздражённому, немного нервному скрипу, закрывает глаза и складывает ладони на груди. Ситуация требует от него серьезных раздумий, и Альтосу нужно время, чтобы определиться.
***
Освин подсказывает ему, где можно перекусить, несколько раз даже порывается составить компанию, как будто он беспомощная девушка, на которую могут покуситься местные ребята. Все эти предложения Кей довольно решительно отметает, несколько раз он выскакивает из окна второго этажа, причём второе падение стоило ему брюк, потому что Дач очень неловко повис на заборе. зацепившись за него, к счастью, без ущерба для своей задницы. Было бы неприятно знакомиться с ним настолько тесно.
Сейчас Кей сидит в библиотеке. переворачивая страницу за страницей, изучает какую-то монотонную румынскую книгу, пополняя свой словарный запас и обогащая знание языка новыми конструкциями и словообразовательными моделями. Ему совсем не нужно напрягаться - стоит только услышать или прочесть что-то новое, как оно тут же самостоятельно складывается в его голове, разбираясь на модель для создания собственных слов и фраз.
Голос, тихий и приятный, заставляет его оторваться от этого занятия, немного приподнять голову, встречаясь взглядом с довольно молодо выглядящим юношей, и Кей вспоминает, что видел его в туристическом буклете:
- Добрый вечер, мистер Скайфорс, если не ошибаюсь? - и он откладывает книгу, поднимаясь на ноги и протягивая мужчине руку. - Никогда не видел ничего подобного, я недавно на... - Терре - ...чал путешествовать и, признаться. не ожидал, что такие девственные уголки ещё существуют на планете. Вам не жаль упускать столько прибыли из-за сохранения первозданной красоты этого места? - Кей улыбается мягко, вежливо, выпускает прохладные пальцы из своей тёплой, почти горячей руки. Температура его тела всегда немного выше, чем у людей, виной всему бесконечные эксперименты, которые проводят над суперами, усовершенствования и... Он мог бы считать себя роботом, если бы не состоял из плоти и крови, словно родился таким, каким могла бы задумать его природа. Но Кей-то знает, что эта сучка боится создавать что-либо могущественное самостоятельно.
- Несколько раз натыкался на экскурсовода, который водит туристов по замку. Крайне неприятный тип, - делится он своими впечатлениями.

+1

5

Постоянная игра. Если бы она не нравилась Дракуле, наверное, он бы сошел с ума и прыгнул в костер или замуровал себя в цепи, лишая возможности пить кровь (хотя и в том, и в другом случае, жизнь его все равно длилась бы еще достаточно долго, чтобы передумать). Были моменты, когда хотелось от всего уйти, запереться, исчезнуть из этого мира, оставаясь наедине с самим собой, наслаждаясь красотами дальних морей и творений человечества, утопая в этом настоящем, но чаще всего таком же не живом как и он сам. Но тоска быстро проходила, и Дракула вновь возвращался в мир людей, где имел возможность наблюдать за ними, восхищаться их особенностями, не смотря на то хорошими они были или плохими, добрыми или злыми, щедрыми либо скупыми. Вампиру нравились все люди, причем, в отличие от многих вампиров, граф был заинтересован в них часто больше как исследователь и творец, нежели как самый совершенный хищник на Земле. Он мог с ними делать все, что пожелал- наблюдать, изучать, смотреть, как они рождаются и стареют, вливаться в их семьи, становиться их другом, пить их жизнь не через кровь, а через простые человеческие эмоции. Да, Дракула больше всего любил людей за их жизнь, фонтанирующую из них через край. Эти эмоции, эти чувства, они заражали его собой, заставляли дышать и четче чувствовать, как ударяется об ребра мертвое сердце.
Новый постоялец гостиницы был таким же. Даже, казалось, что он был слишком живым. В каждом его движении, в каждом сокращении сердечной мышцы, граф улавливал в миллионы раз больше энергии, чем во всех остальных людях, находящихся в замке. Это пугало, заинтересовывало, будоражило.  Хотелось узнать больше, хотелось попробовать его на вкус (чего уже очень давно не случалось с вампиром).
-Можно просто Энди,- мягко улыбнувшись, вампир протянул руку для рукопожатия. Пальцы нового знакомого практически обжигают его. Слишком горячий, но не сильно похож на лихорадящего, да и запах его тела скорее говорит об абсолютном здоровье, нежели о болезни. Кончики пальцев изучают горячую ладонь, пока вампир убирает руку. Для обычного смертного это всего лишь мгновение, но для Дракулы это гораздо больше. Убирая руку в карман, мужчина все еще чувствует тепло на своих пальцах, словно эта ненормальная горячесть молодого тела заразна и сейчас пустила свои ядовитые корни в вампира.
- Благодарю,- он все водит пальцами по ладони, пытаясь понять, что здесь не так, но такой отличный актер прекрасно может справиться с размышлением и со светским разговором одновременно,-  Этот замок когда-то принадлежал моим предкам, моя семья только недавно смогла выкупить его обратно в свои владения, поэтому я счастлив, что здесь сохранилось хотя бы немного от первозданного вида,- улыбнувшись, вампир добавил,- Каким его описывают в старых книгах,- разумеется, этого можно было бы не добавлять, но Дракула всегда предпочитал снимать с себя подозрение еще до того, как оно зародиться,- А прибыль можно получить и другими путями,- отойдя от постояльца, Дракула вновь стал водить кончиком пальцев по древним фолиантам. На какое-то мгновение могло показаться, что он вообще забыл, что в комнате присутствует кто-то еще. Вытаскивая книги, чтобы задвинуть их обратно секундой позже, Дракула комментировал каждую на разных языках мира. Почти все эти книги были собраны лично им, в его многочисленных прожитых жизнях. Собирать золото и предметы роскоши показалось ему глупо уже после первых тридцати лет, а вот книги… Они помогали ему идти дальше, думать о лучшем, наслаждаться существованием. Самая большая коллекция редкостей на планете. Эта комната единственная была оборудована современными технологиями, способными защитить старинные издания и от огня, и от чрезмерной влажности, и от слишком любопытных читателей, норовящих захватить книгу с собой.
-Да, я тоже часто с ним сталкиваюсь, думаю, когда-нибудь я столкну его все-таки,- серьезным голосом произнес мужчина, все еще разглядывая книги,- Я шучу, конечно же,- благосклонная улыбка появилась на бледном лице, хотя тон ни коем образом не изменился,- Вы так хорошо владеете румынским, но совершенно не похожи на местного жителя, где так прекрасно ему обучают?- Дракула знал мало ненормальных, которые фанатичны в лингвистике до того, что учат все языки какой-либо группы, либо эти ненормальные были фанатами вампиров, обитающих в Румынии, отчего хотели знать все из первоисточников. Но и тех, и других были единицы, которые и то знали язык очень ломано и скомкано, а этот молодой человек знал его хорошо, если не сказать великолепно.
-Что Вы читаете?- бесцеремонно подойдя к парню, Дракула приподнял обложку, изучая название,- Не самое увлекательное чтиво, если честно,- усмехнулся вампир, опуская обложку обратно и, как будто бы случайно, касаясь пальцами руки молодого человека. Стоя за спиной Альтоса, граф наслаждался не столько прикосновением к необычайно горячей и отдающей тепло коже, а скорее запахом всего горячего тела в целом. В нем было что-то, что не давало покоя вампиру. Что-то необычное, непохожее на других, манящее, а от того еще больше кажущееся опасным, похожим на ловушку, особенно в свете последних событий.

+1

6

- Альтос. Можно просто Кей, - прохладное пожатие пальцев выходит как будто самую малость затянувшимся. Он привык к тому. что люди здесь странно относятся к теплу, словно боятся его, избегают. Даже замёрзшие руки не служат достаточно веской причиной, чтобы касаться его чересчур долго. Кей не обижается, он вообще слишком давно не чувствует ничего мало-мальски человечного, если, конечно, не принимать во внимание его искреннюю тоску по Арано, так не вовремя бросившему его один на один с новым тяжким беременем.
"Знаешь, я ведь твой Император, - хочется сказать Кею, но на Терре едва ли кто-либо подозревает о наличии такового. - Тот, кто тронет меня хоть пальцем, обречёт себя на вечные скитания по галактике. Цареубийц мало где любят."
Вместо этого он сохраняет выражение ласкового дружелюбия на своём лице. Он вовсе не прочь попрактиковаться в своём румынском, чтобы хотя бы удостовериться в том, что с его знаниями можно поддержать вполне приличную беседу.
- О, наверное. теперь все ждут от вас возобновления старых семейных традиций? Кровавые головы на шестах вокруг замка, оргии и пытки в подземельях... Кстати, я слышал, что вы не позволяете проводить экскурсию в пыточных и фамильном склепе после восьми часов. Соображение безопасности? - ему наконец-то попался человек, которого можно поспрашивать об интересующих его деталях. Кей чувствует странное влечение к старине, которое не трогало его, пока организм травился алкоголем и наркотиками, словно они заглушали то плохое, что было в нём. А теперь природные наклонности глушить совершенно нечем, и он почему-то решает, что может немного поиграть, особенно в таком окружении.
- У меня природная склонность к языкам. Могу предположить, что я их знаю больше, чем кто-либо другой на земле, - Кей широко улыбается, наблюдает за пальцами мужчины, перебирающими корешки книг, приятно потрескивающие и царапающие его подушечки. - А если ещё нет, то со временем определённо выучу, - словно обещает он.
Энди касается книги, которую он читал, и Кей пожимает плечами, признавая, что, пожалуй, выбрал неподходящее произведение для того, чтобы скрасить часок-другой.
- Не смог подобрать что-то поинтереснее с таким же количеством полезной информации об истории Румынии. Я считаю, что, находясь в таком месте, непременно стоит постараться проникнуться его духом, тем более здесь есть сведения о бывших владельцах этого чудесного уголка Румынии и этого замка, а значит, вполне вероятно, что здесь есть и несколько слов о ваших родственниках, - он снова касается пальцев мужчины, осторожно забирая книгу у Скайфорса и отходя от мужчины, чтобы поставить книгу обратно на полку. Ему определённо нравится, как подрагивают длинные пальцы, а глаза следят за ним внимательно, пристально, словно хотят забраться под кожу и увидеть что-то большее, чем он может показать случайному знакомому.
- Вам самому нравится здесь? - интересуется Кей, отходя к окну, запрыгивает на подоконник, упираясь в каменную кладку пятками, чтобы не вывалиться обратно, потеряв равновесие. - Ваши родители рассказывали вам о ваших великих предках? Может быть, какие-нибудь таинственные семейные истории? Думаю, вам могло бы быть выгодно поддерживать некоторые слухи, но вы, как будто, не очень сильно хотите привлекать новых туристов в свой дом. Может быть, вас раздражают эти постоянные потоки людей, что приходят поглазеть на живого потомка правившего дома Трансильвании, хотя по большей части это место посещают извращенцы, как мне кажется, - и он улыбается чуть шире и довольнее, высказав эту сентенцию.
- Они жаждут увидеть следы расправы, кровь, пыточную, привидений, услышать крики несчастных жертв, которых насаживали на кол и бог знает как ещё пытали, прежде чем позволить умереть. Как вам кажется? Вполне возможно, что я ошибаюсь, но есть ведь небольшой процент вероятности, что наше мнение совпадёт, и мы откроем самую простую и примитивную тайну человеческой души: каждый мечтает о крови и смертях, пока они не касаются его.
За Энди интересно наблюдать, не прикасаясь, следить одними глазами, пока он передвигается где-то в стороне, то оказываясь совсем близко, то отходя подальше. Мужчина гибок, движения его достаточно плавные и простые, такие, что можно изучать их, выявляя закономерности в поведении Энди.

+1

7

Медленно прохаживаясь по огромной библиотеке, разделяя ее шагами на равные части, Дракула не сводил глаз с нового постояльца. За свое долгое существование жизнь сталкивала его с многими людьми. Среди них были писатели, которым вампир рассказывал о своей жизни при мерцании нескольких свечей, музыканты, которых он водил на крыши домов, держа на самых острых козырьках крыш, чтобы они могли услышать песню ветра и вдохновиться ей. Не мало было художников, врачей, обычных людей и царских особо, но почти ни к кому вампира так не тянуло, ни чей запах не был так волнителен и так сильно искушал. Разве что Сальери, но тут скорее всего играло роль сочетание прекрасной музыки и роскошного тела. А Кея Дракула почувствовал еще до того, как увидел. Тонкие нотки запахов, не уловимых обонянием обычного человека, они сводили вампира с ума. И чем дальше, тем сложнее было противиться своим желаниям, которые граф так старательно губил в себе, чтобы приспособиться к нормальной жизни.
-Боюсь, местные власти едва ли одобрят такие традиции, которых, к слову и не было вовсе,- поднявшись по лестнице, передвигающейся вдоль стеллажей с книгами, Дракула замер, высматривая что-то особенное. Пальцы мягко прошлись по корешкам, словно вампир рассчитывал найти книгу на ощупь,- А, вот она,- держась за поручень лестницы одной рукой, мужчина потянулся за книгой, вытаскивая старинную книгу, написанную еще при нем,- Вот здесь отлично описана история семейства, проживавшего здесь,- подойдя к гостю, Дракула заботливо положил труд своего учителя на стол. В этой старой книге было много и про него, но не стоило даже опасаться, что его узнают- другое имя, настоящий человек.
-Нет, экскурсии не проводят в позднее время, потому что там нет искусственных источников электричества, а доверять факелы фанатикам, мечтающим увидеть там призрака или кого-то еще, на мой взгляд, это как доверить гранату ребенку,- усмехнувшись, Дракула присел на край стола рядом с Альтосом,- Только не говорите, что вы тоже верите в призраков, вампиров и прочих сверхъестественных?- почти заговорческим тоном произнес граф даже не пытаясь сдержать смех. Его смех звучал так же привлекательно и завораживающе, как и голос, не возможно было не поддаться искушению.
Дракула ведет оживленную беседу, смеется, берет книги с полок- делает все, только чтобы отвлечь себя даже от мыслей об человеке, находящемся рядом с ним. Вампир наблюдает, как парень становится на подоконник раскрытого окна, из которого волнами струится свежий осенний ветер. Комната начинает наполняться одним лишь запахом тела Альтоса. Слишком много его вокруг, чтоб сдержаться. Острые, точно бритва клыки касаются бледных губ. Таких рефлексов не возникало очень уж давно. В ужасе Дракула прикрывает губы рукой, отступая на несколько шагов назад.
Расправы, кровь... Кровь.... Все что слышит и видит вампир сводится к одному. Отступая еще на шаг назад, граф отворачивается от окна, стараясь не дышать, не чувствовать этого человека повсюду. Это слишком опасно. Если уж он с трудом сдерживается, смогут ли его подчиненные остаться с холодным равнодушием на бледном лице?
- Этот замок все, что у меня осталось от моей семьи, разве он может мне не нравится?- и это правда во всех смыслах истории. По легенде семья Энди Скайфорса погибла в автомобильной аварии, когда ехала с какой-то частной вечеринки. Почти киношный случай, но никто не поставил под сомнение его правдивость,- Здесь я чувствую себя дома,- много сотен лет страстно желать вернуться в свой родной дом и наконец-то достичь этого. Это ли не счастье?
-Вы относите себя к извращенцам?- улыбается вампир, чувствуя как острые клыки задевают вытянувшиеся в улыбке губы. Прикрывая рот Дракула поворачивается к окну. Он видит сосуд, пульсирующий под кожей. Их огромное множество, стоит только приблизиться, припасть губами, разрезая острыми клыками тонкую кожу.
- Если хотите, я завтра проведу вам лично экскурсию по склепам и тюремным камерам, что вы убедились, что ничего необычного и сверхъестественного здесь нет. А сейчас, с вашего позволения, я отправляюсь спать, доброй ночи,- почти скороговоркой произнеся предложение, Дракула почти выбежал из комнаты, зажимая рот ладонью. Сегодня ему определенно не сможет помочь кровь из пакета. Все его существо требовало теплой крови, с волшебным затихающих стуков сердца жертвы.
Спустившись на несколько этажей и отправившись к другой башне, вампир выпрыгнул из окна, отправляясь в лежащую у подножия замка деревню.
*******************
Утро началось со встречи с детективом полиции и сбором всех вампиров, которые а перебой кричали, что они даже не выходили из замка, чтобы кого-то убивать. И Дракула им очень даже верил. Он все еще чувствовал на губах теплую кровь молодой женщины, которая попала не в то время, не в то место. Молодое тело долго сопротивлялось, сотрясаясь в сильных руках идеального убийцы.
- Здравствуйте, Кей,- он почувствовал парня еще очень давно, но поздороваться решил только увидев его лицо. Вот он корень зла. Нужно было вчера убить его, тогда бы может быть, было бы меньше шума.
- Вы все еще хотите увидеть подземелья?- бледных губ коснулась слабая улыбка. Хотя и не таких уж и бледных, есть гость замка окажется внимательным, то непременно заметит, что на бледной еще вчера коже появился легкий румянец.

+1

8

Кей мог бы рассказать, что был на сотнях и тысячах планет, если бы не дорожил своим статусом инкогнито на Терре. Не хватает ещё раскрываться из идиотского желания попонтоваться перед случайным собеседником, пусть в глазах Энди куда больше мысли, чем в глазах кого-либо ещё ранее виденного им на Терре.
Он видел жутких существ, видел умных, смешных, грустных, но никогда не судил их лишь за то, что они выглядят не так, как представители его вида.
От внимания Кея, впрочем, не ускользает тот факт, что скрывается Скайфорс слишком поспешно, оставив нужную ему книгу на столе. Глубоко вдохнув свежий воздух, Альтос возвращается в кресло и снова погружается в чтение, надеясь, что вопросов станет меньше. На самом деле, их становится только больше.
***
Первым делом он покупает дорогой охотничий нож с серебряным клинком. Конечно, можно быть скептиком и отрицать наличие иных форм жизни, кроме тех, к которым ты привык, но Кей не считает такой подход разумным. От идеи взять с собой "Эскалибур" он отказывается почти сразу же. Странно будет принимать приглашение хозяина замка и тащить с собой большую чёрную сумку, а такая мелочь, пожалуй, всегда пригодится, даже если серебро не способно причинить ни одному из существ Терры.
Он прогуливается по улочкам небольшого города, поражаясь тому, как тихо и пустынно становится вокруг, когда наступает вечер. Утром в одном из домов было обнаружено тело обескровленной женщины, но он вполне может предположить, что легенду стоит поддерживать, дабы поток желающих посетить замок не иссякал никогда. Это мог сделать Энди через своих людей, либо надоедливый мальчик-экскурсовод, получающий свой кусок хлеба лишь благодаря потокам туристов.
Небольшая остановка и... он сворачивает к неяркой, прямо-таки совершенно бледной вывеске в стороне от наиболее оживлённой центральной улице.
Альтос всегда думал, что секс-шоп должен выглядеть немного иначе, но Трансильвании закон не писан, и Румыния поражает его очередным новшеством: в одном и том же помещении соседствует магазин игрушек для взрослых и настоящие антикварные вещицы. На несколько долгих минут, Кей застывает, но колокольчик над дверью уже возвестил о его появлении и длинный парень-продавец появляется откуда-то из-за прилавка, любезно предлагая ему показать весь ассортимент.
Они вместе неторопливо проходят мимо стеллажей, но Кей не уверен, что прыщавый юнец может чем-то помочь ему, умудрённому опытом пришельцу, оживавшему уже по меньшей мере шесть раз и должного выглядеть, как пятидесятилетний мужчина, если бы его матрица была снята не в 33. А теперь почти вечная молодость и бесконечный набор удовольствий.
***
Снова библиотека. Он откуда-то знал, что, чтобы встретиться с Энди, необходимо прийти именно туда, и терпение не подвело его: вот он, Скайфорс, молодой и красивый, вытянувшийся по струнке. а в следующую секунду уже расслабленный и грациозный, как и в их первую встречу.
- Добрый день, Энди рад нашей встрече, - снова протянуть руку и коснуться. Сегодня почти так же, как и в тот раз. Быстро и невозможно медленно, как будто две шкалы измерения времени сталкиваются и спорят друг с другом.
- Спасибо за то, что посоветовали мне ту книгу. Она и правда оказалась гораздо интереснее тех, что я находил самостоятельно, теперь у меня есть чуть больше информации об этом чудесном месте и моё желание изучить подземелья лишь усилилось, правда... наш милый знакомый экскурсовод почему-то отказался проводить её мне одному. Вероятно, я слишком похож на педофила, - и он улыбается в ответ на легкое натяжение кожи в уголках губ Скайфорса. - Невероятно обидно получить отказ даже в обмен на щедрое вознаграждение. Но я не унываю.
Он решает умолчать лишь об одной детали. Разговаривая с пареньком он достал серебряный трензель из кармана и приложил к его руке - естественно мальчик подумал кое-что не то. И действительно, мало ли извращенцев. которые горят желанием заняться сексом в заброшенном помещении или публичном месте. Теперь Альтос явно оказался в одном ряду с ними, по крайней мере, в глазах одного очень милого мальчика.

+1

9

Внимательно изучать красивое лицо гостя замка и все еще тщетно пытаться понять, что именно ему здесь нужно. Каждый искал в замке что-то свое. Кто-то просто хотел выложить кучу денег, чтобы потом сказать, что он провел несколько дней в замке. Другие же искали в сырых комнатах приключений на свою задницу и иногда все же находили их, встречаясь с обслуживающим персоналом, который периодически находился в недобром расположении духа. Бывали и такие, кто приезжал охотиться сюда на вампиров, носясь по замку с чесноком и серебренными ложками наперевес, пугая всех остальных постояльцев своим видом. Но бывали и такие, которых было слишком сложно понять с первого взгляда. И этот парень был именно таким. Вряд ли он приехал в замок, чтобы почитать книги про историю правящей семьи Трансельвании. Рукописи несомненно были редкими, но он был слишком не похож на ненормального, мчащегося за интересующей литературой на край света.
И снова теплое прикосновение рук, пробирающее до дрожи. Еще один крохотный шаг и все. Помимо того, что у него в издательстве не так давно были убиты люди, еще и в замке будет труп. Конец прекрасной жизнь Энди- здравствуй повелитель темных переулков Дракула. А ведь вампир слишком привык к своему образу, он был так близок ему. Казалось, что этот мальчик Энди был похож на него в молодости, когда еще сосуды наполнялись своей собственной кровью, а румянец был не только после убийства.
-Рад, что книга вам понравилась, румынский довольно трудный язык и понимать на нем литературу несколько проблематично,- мужчина почти любовно провел пальцами по стеллажу с книгами.
- У экскурсовода мания величия напополам с манией преследования, я уже давно думаю его уволить, вы ведь не первый кому он отказал,- сдержанно улыбнувшись, вампир обошел стол, оказавшись у окна. На самом деле мальчик-экскурсовод, который рассказывал многочисленные бредни про замок был не так плох и хорошо знал свое дело, да и деньги любил чуть ли не больше своей семьи. Должна была быть очень веская причина, по которой он решил отказаться от такого довольно простого заработка. Раньше такого никогда не было, не смотря на то, что вслух мужчина сказал совсем иное.
Из раскрытой створки окна сквозило прохладой и осенью, если бы деревья были еще выше, то непременно в окна бы залетала отжившая свое листва. Вдыхая прохладу с улицы, Дракула наслаждался тем, что свободен от неведомых чар запаха человеческого тела.
-Если хотите, я проведу для вас экскурсию, тем более, я, кажется, вам обещал вчера,- закрыв окно, мужчина повернулся к своему гостю, практически светясь добродушием и гостеприимством. Что может быть проще убить его в подземельях, где так много ходов и переходов, что практически никто не рискует заходить дальше тех мест, куда падает свет из окон, расположенных в самом низу стены и защищенных коваными решетками.
-Что предпочитаете, ощутить полный антураж и пойти с факелами или быть современными и прихватить фонарики? Мне кажется, что экскурсия проведенная в свете горящих факелов вам запомнится на более долгое время,- о, Дракула не на секунду не сомневался, что эта экскурсия запомнится парню на долго. До конца жизни, если быть точнее.
Сырость подземелий била все рекорды. При входе внутрь висели несколько плащей, которые каждый желающий мог прихватить с собой, дабы не отдать богу душу от холода. Взяв из каких-то подсобных помещений несколько факелов, Дракула сразу зажег два из них.
- Предлагаю сначала посмотреть усыпальницу, а потом я покажу вам камеры и место для пыток,- накинув на себе плащ, скорее для того, чтобы Кей поступил так же, вампир отправился внутрь. Склеп, где находилась вся его семья располагался довольно близко ко входу в подвал. От простых смертных стоявшие каменные изваяния со статуями у основания отделяла прочная железная ограда.
-Некоторые люди не представляют, что такое уважение к мертвым,- объяснил ограду мужчина, отпирая скрипучий огромный замок,- Здесь все мои предки, жившие в Трансельвании,- а точнее сказать только его родители, два брата и одна сестра с ребенком, которого носила под сердцем в момент своей смерти. Касаясь пальцами ледяных каменных плит, Дракула до сих пор видел их окровавленные тела и неподвижные потухшие взгляды. Рядом с семьей была еще один каменный саркофаг, который был пуст. Хна нем значилось имя, давно стертое из памяти. Из замка были убраны все портреты, сделанные когда-либо, но на этом последнем надгробии была вырезана статуя, как и на всех остальных. Разглядеть сходство между хозяином дома и статуей можно было только при близком рассмотрении. Именно по этой причине могилы были огорожены от посетителей. И пока Альтос не успел дойти до последнего саркофага, Дракула уже тянул его на выход.
-Идем, впереди есть гораздо более интересные вещи,- тонкие губы по привычке изогнулись в улыбку.
Отойдя от гробницы, вампир оставил несколько факелов вдоль стен, утягивая своего постояльца вглубь подземелий замка. Он знал их как свои пять пальцев не смотря на то, что последний раз гулял по ним больше половины тысячелетия назад.

+1

10

- А я очень ста-ра-тель-ный, - Кею нравится играть с этим мужчиной ещё и потому, что он явно играет с ним самим, словно дёргает за другой конец натянутой между ними нити, прочной, крепкой, такой, что не получится порвать, даже если очень захочется. Кея уже давно не смущают такие тонкости: он не верит в любовь раз и навсегда. зато верит в сексуальное притяжение, которое может подтолкнуть тебя к наименее подходящему для совокупления представителю другой расы.
В галактике всякое случается.
Кого-то хочешь ты, кто-то тебя и... молись, чтобы твоим воздыхателем не оказался огромный осьминог, беспрестанно дёргающий щупальцами в попытке вогнать их как можно глубже в твоё многострадальное тело.
А Энди не более чем человек. Очень странный, окутанный дымкой загадочности, немного чересчур спокойный, но всё же человек, а шедаровцы явно были созданы по образу и подобию человеческому.
Альтос пытается поймать выражение его глаз и смотрит долгим, изучающим взглядом туда, где на дне плещутся интерес и желание поиграть: эту эмоцию он узнает из тысячи других, не менее прекрасных. Кей проводит языком по губам, его взгляд выходит чуть более многообещающим, чем мужчине хотелось бы, но теперь уже поздно что-либо менять. Градус не понизить, если уже зашли на повышение. иначе кого-нибудь укачает.
- Я предпочту факелы. Каждому человеку моих лет свойственен легкий уклон в романтику, - объясняет он, покорно следуя за Скайфорсом.
Они спускаются ниже, но Кей игнорирует плащи. Слишком длинные, в таком он потеряет манёвренность, несколько усилителей уже лежат под языком, и он неторопливо рассасывает их, хотя мог бы запросто раскусить: необходимо обострить зрение и слегка ускорить свои человеческие реакции, почему бы и нет? Для грамотного соблазнения нужно быть во всеоружии, особенно когда не знаешь, с кем или с чем столкнёшься в подземелье.
- Скажите, Энди, вас не возбуждает близость... к истории? - медленно, прогулочным шагом он идёт вперёд, различая предметы даже там, куда не добивает свет факела, глаза, как у кошки, и хорошо, что мистер Скайфорс не знает, что он способен прочесть каждую надпись в почти кромешном мраке и разглядеть очертания куда чётче, чем любой из ныне живущих на Терре.
- Я бы не смог спокойно спать по ночам, если бы знал, что тела моих родственников покоятся... так близко. Вы читали Эдгара По? "Падение дома Ашеров" не даёт мне покоя с тех самых пор, как я познакомился с этим произведением. Кроме того, я заметил там лёгкие намёки на кровосмешение, а его практиковали многие знатные семьи, если не все, - Кей на минуту закрывает глаза и вспоминает Лику, её тело, родинки на её коже и призывный, стонущий шёпотом, но в следующую минуту его глаза открываются, и снова сталкиваются со взглядом Скайфорса, уверенно оттаскивающего его от последних саркофагов и статуй.
Как будто Альтос чего-то там не разглядел.
- Вам нравится здесь? - спрашивает он. - Здесь, в подземельях. Признайтесь, Энди, вам нравится запах разложения и сырости. Когда Вас мне показали впервые, я подумал, что вы несовместимы с этим местом, но чем дальше я смотрю, - его пальцы словно невзначай касаются ледяных пальцев мужчины и плотно сжимают их в своей горячей, с отчётливо бьющейся кнопочкой пульса ладони. - Чем дольше я смотрю на вас, тем больше вижу, насколько вам подходит этот замок, который, я уверен, без вашего внимания давно зачах бы.
Кею не нравится этот высокопарный слог, относящийся скорее к прочитанной им книге, нежели к тому лексикону, которым обычно пользовался он. Что же, тогда Скайфорс будет неприятно удивлён, когда услышит слова, которые обычно произносят эти губы. Если, конечно, он захочет его слов.
- Расскажете мне что-нибудь о камерах и пыточной? Я знаю, что это своеобразная традиция, но, думаю, вам известно о вкусах и том, что не нравилось вашим предкам лучше, чем какой бы то ни было экскурсовод. За что же можно было оказаться в стальных оковах этого замка? - губы Кея договаривают что-то без участия голоса, и он улыбается шире, изучая острую скулу мужчины, чувствуя, как пальцы в его ладони живёт своей собственной жизнью.
Подрочить тебе прямо здесь или потерпишь ещё немного?
Ему интересно, сколько жизни будет в Скайфорсе, если запустить ладонь в его нижнее бельё и приласкать так, как обычно делают девушки, без затей, без особых изысков, просто, грубо, не удосужившись намочить ладонь. А если иначе? Немного более плавно, нежно, подготовлено, так, как мужчина стал бы касаться мужчины, зная, что тот не устоит и попробует отвечать.
Насколько узкие у Вас брюки, Энди? Можно посмотреть?

Отредактировано Kay Altos (2014-10-18 17:26:43)

+1

11

Казалось, что вот-вот из-за поворота выпрыгнет кто-нибудь из братьев страшно крича и по-детски кривляясь, они часто вместе бегали по этим подземельям, несмотря на все запреты и последующие наказания за их несоблюдения.
-Близость к истории?- вопросительно изогнув бровь, Дракула, зажег еще один факел, покоящийся на стене. "Я и есть сама история,"- хотелось сказать, но вместо этого мужчина только улыбнулся,- Для меня это семья, а не история,- звучало двусмысленно, если знать, кем являлся хозяин замка. Но если видеть в нем просто богатого сироту, за которого он себя выдавал, то вполне можно даже и пожалеть несчастного для которого стены старого замка и почти истлевшие трупы стали семьей.
-Читал,- сдержанно улыбнулся темноте мужчина. Он знал Эдгара лично. Восхищаясь гибкостью и изощренностью ума этого человека, он мог проводить с ним часами, беседуя о фантастических и казалось бы нереальных событиях,- Мои родственники уже не встанут из своих могил, и, если вы так боитесь, то плиты на их могилах вряд ли сдвинет пара-тройка крепких мужчин, не то, что истлевшие кости,- грустно ухмыльнувшись, Дракула проследовал дальше по коридорам. Перед глазами всплывали кровавые картины этого замка, участником которых он являлся.
Леонард убил всех его родственников. Убил тем, что просто ранил их, дал почувствовать еще тогда неопытному и молодому вампиру запах соблазнительный крови. Кровь родственников всегда манила вампира сильнее остальных. И Дракула убил их всех. Выпил их жизнь без остатка, рыдая потом над их трупами кровавыми слезами, касаясь их бледных обескровленных рук и лиц, ища хоть какие-то признаки жизни. Он бы хотел подарить им вечную жизнь вместо вечного покоя, но был так слаб и так жалок, что просто не сумел.
Горячая рука, касается вампира, заставляя вынырнуть из бездны воспоминаний в настоящий мир. Вот он, горячий, живой, струящийся алыми потоками внутри идеального существа.
- Я люблю это место, вы правы,- вампир не делает попыток освободить руку, хотя такое долгое прикосновение грозит Альтосу плохими последствиями. Очень плохими, учитывая, что его запах и его тепло разливаются по всему подземелью. Дракула надеется, что никому из его подчиненных не вздумается прогуляться здесь, иначе нападения не избежать. Хотя, чего греха таить, сам вампир тоже на грани, еще один жест, еще одно прикосновение и сокращение расстояния между ними и острые клыки вопьются в горячую кожу, разрезая ее и сосуд под ней. Вампир почти чувствовал, как такая же горячая кровь течет по его губам. Нужно было срочно что-то делать, чтобы хотя бы завести гостя замка подальше в подземелья.
Шаг в сторону, чтобы вырвать руку из крепких тисков и коснуться ей холодных и влажных стен. Они напоминали о благоразумие, о стойкости и сдержанности, которых Дракуле уже не хватило однажды. И последствия были так плохи, что совесть, которой по идее у вампира не бывает вовсе, мучила его и по сей день.
- Здесь в основном держали военнопленных, их же и пытали, простым смертным путь сюда был заказан только за кражу имущества, принадлежавшего хозяевам замка,- поднеся огонь к очередному висевшему на стене факелу, вампир торжественно развел свободной рукой. Позади остались запертые скрипучие железные двери, а впереди длинные ряды висящих на стене цепей, чуть сбоку лежали какие-то давным-давно прогнившие железные инструменты для пыток. От каждой пары цепей на стене к центру комнаты вел неглубокий желобок, по которому должна была сливаться кровь с жертвы пыток.
-Вам нравится? Я бы показал вам инструменты пыток, да боюсь они раскрошатся в моих руках,- обойдя Кея, вампир повернул скрипучую щеколду внутри комнаты, запирая их изнутри,- Знаете, почему тюрьма и пяточная располагались так далеко в подземелье и закрывались на несколько дверей,- скидывая с плеч плащ, Дракула широко улыбнулся, обходя своего гостя сзади. Его запах действовал как наркотик, который требовал усиления эффекта по средствам крови,- Потому что так никому в замке не было слышно истошных криков, от которых у пытающих лопались перепонки,- в глазах вампира читалось практически безумие, из-за такой сильной одержимости кровью. С ним такого не было крайне давно,- Кто ты, Альтос?- прошептал мужчина, обхватывая одной рукой живот парня, а второй прижимая его к себе за грудь. Плотная сонная артерия пульсировала в дрожащем пламени факелов. Дракула коснулся кончиком носа кожи Кея, вдыхая его запах. Он был прекрасен. Он возбуждал в вампире абсолютно все, начиная от инстинкта охотника, до сексуальных инстинктов. Идеальное сочетание. Рука соскользнула с живота на пах.
- Ты прекрасен,- острые лезвия зубов касались бледно-розовых губ. Поцеловав парня в шею, Дракула улыбнулся улыбкой, украшенной клыками.

+1

12

И снова это восхитительное стремление оказаться подальше, хотя Кей готов поклясться, что ощутил, как дрогнули холодные пальцы, сжимая его ладонь.
И сколько ещё нам придётся играть с тобой, мальчик?
Щеколда скрипит резко, отчётливо, но очень медленно, и Кей широко улыбается, не торопясь повернуться к вампиру лицом. Свет от факелов играет по стенам, облизывая своими тёплыми языками древко факела, пропитанное горючей жидкостью и обмотанное тряпкой. Это вызывает у Альтоса какие-то странные ассоциации, но он не может нащупать первоисточник.
Хочешь потанцевать, Энди? Какие танцы ты предпочитаешь? Медленные или быстрые? Нежные или страстные?
Он слышит шелест плаща, то, как он стекает по фигуре своего владельца, оставаясь бесформенным комком на полу, и Альтом заводит руку назад, ерошит собственные волосы и трёт шею, разгоняя кровь. Интересно, чувствуется ли теперь аромат лучше?
Энди Скайфорс прижимается к нему, обнимая за живот и грудь, притягивает ближе, и Кей чувствует его холодное тело каждой клеточкой, но лишь насмешливо улыбается, откидывая голову так, чтобы хищный нос вампира прочертил ровную линию по его коже.
- Энди, Энди, как думаешь, сколько девушек мечтают оказаться на моём месте? - Альтос не выражает агрессии, медленно поворачиваясь в руках мужчины, чтобы оказаться к нему лицом. - Думаю, что могу считать себя вип-персоной, верно?
Пальцы соскальзывают на пуговицы рубашки, и Альтос мнёт их бездумно, осторожно, не торопясь расстёгивать, скорее имитируя крайнее нетерпеливое возбуждение.
- Я последний, не совсем, как ты. Последний сын планеты, сожжённой... давай скажем, богом, ладно? Потому что моему рассказу ты едва ли поверишь. Но на своей родине я был военным, вернее, был создан, чтобы стать военным.Ты спросил, почему я так хорошо знаю языки: это моя особенность. Когда-нибудь на вашей планете тоже начнут делать людей с особенностями, в пробирках.
На шее всё ещё горит след поцелуев, зато ласкающей руки на пахе нет, и Кей может отвлекаться на заострённый контур зубов, приподнимающих верхнюю губу. Приходится касаться её очень осторожно, прослеживая мякоть кончиком языка и поглаживая поясницу под задранной рубашкой.
- Расскажи мне ещё, - просит он, кивая на цепи и двигая бёдрами так, чтобы потереться о тело Скайфорса. - Человека приводили сюда, что дальше. Ты наверняка помнишь, потому что видел или слышал. Чёрт с ней с демонстрацией. Расскажи мне, как принято у вас пытать военнопленных, а я расскажу тебе кое-что, что непременно понравится тебе.
Альтос делает шаг назад, увлекая за собой вампира, лихорадочно сверкающего тёмными влажными зрачками, распахнувшего свои прекрасные глаза в жадной попытке увидеть каждую венку, каждый сосудик, трепещущий под нежной кожей. Он ждёт, как дети ждут Рождественский подарок, а пальцы Кея наконец-то расправляются с очередной пуговицей, где-то на самом верху, и это позволят мягко погладить пульсирующее горло.
- Ты очень жадный, я вижу, но постарайся всё-таки сосредоточиться на рассказе. Мне правда интересно представить себе, как это происходит у вас. И что ты предпочитаешь: сопротивляющуюся жертву или ту, что будет покорно ожидать твоего появления и подставит свою шею, едва только ты потянешься в её сторону? У каждого из нас свой спектр сексуальных изощрений, верно?
Он думает, что Энди должны понравиться ролики про игры с кровью, почти наверняка. Только вот чтобы показать ему их, необходимо найти способ выбраться отсюда живым и, желательно, вместе с этим зацикленным на собственном голоде вампиром. Он почти слышит тихий, едва различимый голос искусителя. холодок, пробегающий по коже. Говорят, что эти древние твари пользуются какой-то особенной магией, более известной Кею, как зов крови или кровавый смех. Не раз видевший смерть, он может отличить галлюцинации и волшебство от вполне реального явления, если только можно считать реальностью трюки, которые выкидывает наша психика. заставляя верить в то, во что удобно ей.
Голос вампира дрожит от возбуждения и жажды, но Кею некуда торопится, он оставляет свою работу по расстегиванию пуговиц, бросая их на полпути и внимательно смотрит туда, куда указывает ему Дракула.

Отредактировано Kay Altos (2014-10-22 13:32:45)

+1

13

Больше Альтоса с каждым вздохом, с каждым движением. Все вокруг заполнено запахом его тела, непередаваемо, возбуждающе, отзывающееся тяжестью внизу живота, заставляющее еще сильнее прижимать парня к себе. Еще сильнее хотеть. Его. И крови.
-На твоем месте мечтают оказаться только глупенькие девочки, мой милый мальчик, но если тебе нравится...- вампир шепчет нежно, прикрывая глаза и чуть хрипя от возбуждения. Он жадно смотрит на свою жертву, которая ничуть не сопротивляется, а только ловко переворачивается в его руках, чтобы оказаться лицом к лицу и заглянуть в глаза. Само совершенство в руках зверя. И это действительно так, если исходить из объяснения парня. Дракула с самого начала почувствовал, что здесь что-то не так. Слишком будоражащий запах, слишком сильный и манящий, в отличие от человеческого. Возможно ли такое? Почему бы и нет, кто-то всегда считал и будет считать вампиров лишь сказками и пережитками времен инквизиции.
-Ты играешь с огнем, Альтос...- шепчет вампир в губы своей сладкой жертвы, которая трется о него своим горячим, почти обжигающим телом. Они похожи на противоположные стихии- лед и пламя (стихи и проза, волна и камень, не столь различны меж собой), вот только Дракуле не растаять под натиском обжигающе горячих рук Кея, как бы он не хотел.
Парень просит рассказать про пытки, заставляя вампира думать, что, пожалуй, самая большая пытка это сейчас сдерживать свои природные инстинкты и все еще играться со своей жертвой. Граф проводит пальцами по мягким волосам, оставляя руку на затылке Кея.
-Человеческие мозг извращен до разнообразных пыток,- парень делает шаг назад, а Дракула следует за ним, боясь потерять свою обретенную игрушку, не раскрепляя свои объятий,- Здесь было много интересного, если муки и боль можно назвать таковыми,- вампиру впервые за существование кажется, что он вот-вот потеряет сознание из-за неутоленной жажды, но он все же продолжает,- Здесь клали людей на дыбу, растягивая их в разные стороны, медленно, наслаждаясь их криком, смакуя их боль, пока каждая связка рвалась под натяжением. Здесь заживо снимали кожу, окропляя оставшиеся участки жгучими жидкостями...
Вампир тяжело вздыхает, прижимая Альтоса к себе еще сильнее, сжимая его в своих объятиях и упиваясь пока еще только одним его запахом. Губы вновь касаются шеи, обхватывая пульсирующий сосуд, Дракула почти чувствует мощные удара сердца в своем. Острые клыки царапают кожу, но вампир резко отрывается, останавливая укус. Слишком рано, нужно еще поиграться, послушать что скажет и сделает этот сладкий мальчик.
-Я не убиваю,- шепчет вампир в приоткрытые губы парня,- Я слишком долго живу, чтобы не знать цену жизни и смерти, но ты...- ладонь, спокойно лежавшая на затылке, сжимает шею. Момент, и Кей уже прижат к ледяной и сырой стене,- Ты сводишь меня с ума. И не одного меня, все мои вампиры с трудом сдерживают себя, когда ты рядом, а им, поверь, крайне тяжело это делать, - отпуская шею, Дракула прижимает парня к стене своим тело, проводя своими пальцами по рукам и поднимая их наверх, зажимая между своими ладонями и стеной. Обнаженная грудь касается горячей груди Альтоса, где под кожей бьет в набат сердечная мышца.
- Еще здесь одевали стальные браслеты на руки, делая небольшие надрезы на коже, у которых практически не было возможности зажить из-за большой влажности. И они висели здесь, скуля и моля о пощаде на своем родном языке,- он их тогда не понимал. Не знал, что такое мука на своем теле, не чувствовал боли и сострадания. Странная вещь, но лишь со смертью к мужчине пришло осознание всего этого. У жизни появилась большая ценность лишь тогда, когда ему стало необходимо отнимать ее.
- Зачем ты приехал в этот замок, малыш?- это было бы конечно странно, если бы охотники или рыцари  преисподни явились к нему в образе этого мальчика с другой планеты. Хотя, кто знает. У охотников есть свои вампиры, которых они держат в полудохлом  состоянии, проверяя на них оружие и вот таких людей, к которым тянуло сильнее, чем к кому- либо.

+1

14

"Ты хотел сказать со льдом," - он поправляет Энди мысленно, не предпринимая попыток высоводиться, чтобы не напрягать Скайфорса. В любой другой ситуации Кей, конечно, потянулся бы за своими серебряными игрушками, но обстоятельства сложились так, что ему почему-то отчаянно не хочется убивать этого парня, вероятно, Кей чувствует некоторое родство между ними: последние представители вымирающих видов, того гляди их головы окажутся там же. где уже оказались головы их предшественников.
- Так значит та девочка пыталась раздвинуть передо мной ноги вовсе не потому, что я неотразим? - с долей насмешки в голосе выдыхает Альтос, сокрушенно качая головой. Он чувствует, насколько возбуждён вампир, как хрипит его голос, как жажда подкатывает всё выше заставляя его дрожать от предвкушения того момента. когда наконец-то можно будет впиться своими длинными острыми клыками в кожу жертвы и насладиться вкусом её крови.
- Ты не боишься, что я могу отравить тебя? - Альтос вполне серьёзен, он никогда не пил кровь других созданий, но знает, что некоторые существа едва ли рискнули бы пробовать его вовсе не потому, что боялись мужчину, а потому что не хотели закончить свою жизнь в тот момент, когда кровь окажется в организме. - Всё-таки я диковинная зверушка, - выдыхает Альтос. - Настолько диковинная, что не могу ручаться за последствия.
Кей задумчив. Он изучает цепи, касающиеся его запястий, осторожно поглаживает пальцы Скайфорса, крепко сжимающие его собственные. Ему кажется, что всё это детская игра: два мальчика забрались в подземелье и теперь пугают друг другу, дожидаясь, пока один разревётся и побежит к маме.
Кею нравится ощущать эту прохладную кожу, собственный жар не проходит никогда, и холод приятно оттеняет ощущения, оттягивает внимание на себя, пока они трутся друг о друга. прижимаются, и Дракула пробует его на вкус, обхватывая участок, где венка пробегает слишком близко, губами.
Он думает, что боль должна будет перекрыть все остальные ощущения, а наслаждение, которое испытает вампир, затмить его попытку дёрнуться, если такая будет.
- Решил посмотреть эту планету. Всю. Был в Лондоне, Нью-Йорке, Париже, был почти везде, а теперь добрался сюда, где ты хочешь прервать моё путешествие. Вы могли бы заводить себе несколько живых доноров. держать их здесь и питаться, когда захотите. По-моему, совершенно восхитительная идея, - Кей улыбается уголками губ, вклинивает свою ногу между коленей Энди, отталкивается от холодной стены и разворачивается, вжимая в неё мужчину, крепко, уверенно. Он вращает головой, разминая шею, совершенно спокойно интересуясь:
С правой или с левой стороны? Я повернусь так, как тебе будет удобнее, но руки останутся там, - спокойно, уверенно, несколько минут они просто смотрят друг другу в глаза, как будто Кей не осознаёт, что от него требуется не литр и не два, а вся кровь без остатка, до последней капельки.
- Не жадничай, а то подавишься и отрыгнёшь, - с усмешкой предупреждает мужчина, наклоняя голову так, чтобы Скайфорсу было удобнее пристраиваться к его шее, искать нужный, самый лакомый участок. запускать в него зубы и медлительно отсасывать кровь, наслаждаясь запахом и теплом каждой капли. - Придётся потом вылизывать пол и мой труп, весь язык будет в песке, - он гладит запястья, чувствуя, как организм вампира словно синхронизируется с его собственным, подстраиваясь под биение сердца, начиная гонять кровь в его темпе.
Секунды тянутся слишком долго. Он хочет покончить с этим как можно быстрее, потому что если что-то пойдёт не так. нужно будет срочно придумывать другой план, которого у Альтоса пока нет.

+1

15

Спертый и влажный воздух подземелий наполнял легкие. Если бы мужчины был жив, то горло бы определенно сжимал кашель от сочетания неприятных для организма факторов. Но сейчас ему это могло помешать едва ли. Больше мешало возбуждение, которое, странно, но даже в мертвом состоянии будоражило все тело, заставляя чужую кровь в ускоренном режиме циркулировать по мертвому телу.
-Ты меня недооцениваешь,- и хотя, в действительности Дракула не знал, что может с ним случиться про попадании крови инопланетянина в организм, это сейчас волновало его меньше всего. Ничего страшного произойти не должно было. Как минимум, он слишком стар, чтобы не суметь переварить любую кровь. Да и к тому же, он слишком стар, так что может позволить себе умереть. Еще раз. Наверное, он слишком устал от своего существования, раз может позволить себе пойти на такой риск, даже толком не задумываясь об этом.
Альтос совершенно не боится его. Или просто не показывает свой страх, уверенно пряча его за присущей воинам самоуверенностью. Он открыто смотрит в глаза смерти, не отводя глаз, не дрогнув. Видимо, в своем мире он был сильным и уважаемым воином, не многие могут оставаться хладнокровными при угрозе смерти. И как бы Дракула не хотел ограничить себя, как бы не хотел остановиться только на жадных прикосновениях и поцелуях, он чувствует, что это невозможно. И даже нет смысла врать себе.
Прижимаемый к стене, вампир чувствует, как нежно пальцы парня касаются его ладоней, такие горячие. Кей прижимается к нему, как будто они в спальне, а не в подземелье, где одному из них вот-вот предстоит умереть. Бледно-розовые губы касаются шеи. Он и так слишком долго терпел. И снова обхватить пульсирующий сосуд, пройдясь перед этим губами по шее, изучая ее вкус, даря мимолетное наслаждение. Острые клыки, словно тонкие иглы прорезают кожу и сосуд под ней, пуская огненную, словно лава их жерла вулкана, кровь в организм вампира.
Дракула чувствует, как кровь практически обжигает пищевод, прожигает желудок, расползается жидким огнем под кожей. Их сердца бьются в унисон, заставляя вампира еще сильнее прижиматься к Кею, желать его еще больше. Это похоже на секс. Каждый получает свою степень удовольствия, только один в конце умрет.
И, кажется, это будет не Альтос.
Дракула резко отрывается от кровоточащей через две крошечные дырочки артерии. Опираясь на плечо Кея, вампир обхватывает его руками. Часть только что выпитой крови алыми струями струится изо рта вампира. Кровь этого парня слишком... Слишком. Старого вампира рвет кровь, которая оставляет грязные буровато-малиновые разводы на рубашке Альтоса.
-Твоя кровь...- ему тяжело дышать, он чувствует себя слишком... Живым?- Она не такая, как у людей, слишком насыщенная,- вампир чувствует как безумно кружится голова, а сердце все еще бешено стучит, повторяя сердечный ритм парня, стоящего в его объятиях и собственной крови.
Не отрываясь от Кея, Дракула ведет рукой в воздухе, поднимая с пола толстую цепь, которая в момент опутывает засов двери, подобно змее. Вампиры замка несомненно почувствовали эту кровь, они скоро придут. И граф очень сомневается, что ему удастся остановить их простыми словами. Да и какое право он будет иметь, чтобы удерживать их, ведь он сам слишком слаб.
Потеплевшие пальцы вампира с силой зажимают кровоточащие ранки на шее Кея. Нужно как можно скорее убрать отсюда запах крови. А единственное, что хоть как-то сможет спрятать запах крови и тела парня- это запах тела самого вампира.
Отворачиваясь в сторону, Дракула сплевывает остатки крови. Он не чувствует вокруг ничего, кроме запаха крови Кея, она в его носу, его легких, в его голове. Розовые теплые губы касаются губ парня настолько мягко, насколько позволяют выступающие клыки. Руки легко разрывают грязную от крови рубашку, снимая ее с воина-инопланетянина, и разворачивая его к стене.
Вампир теплый, почти живой, задыхающийся от внезапно обрушившейся на него чрезмерной жизни. Последний раз он чувствовал себя так же больше пятиста лет назад. Когда был по-настоящему жив. Дракула ведет по широкой груди, зная, что сейчас его прикосновения могут принести удовольствие, дать что-то большее, чем просто лед.

+1

16

Кей думал, что будет хуже, но укус словно манна небесная. Он почти слышит, как зубы прокалывают его кожу, и уж точно чувствует, как Энди (или вернее Дракула?) делает глоток, сдавливая его шею своими большими, мягкими губами, словно специально подаренными хищнику природой, чтобы тот не упустил ни капли драгоценного напитка, когда будет вкушать его. От чистоты эссенции его крови можно упасть в обморок, будучи и куда менее примитивным существом, чем вампир - Кей почти уверен в этом.
- В моём мире пытки куда изощрённее. Например, из тебя выкачивают всю кровь, облучают её и заливают обратно. Никаких шансов на спасение. Ни-че-го. Ты будешь подыхать очень долго и мучительно, от своей собственной крови, - он шепчет жарко, тихо, прижимая к себе Энди, чтобы ненароком не дернул, разрывая его шею. Смерть пока не входит в планы Альтоса, только соображать варианты типа бэ и цэ надо немного быстрее.
Кей выгибается под Энди, Энди выгибается над ним - изысканный танец полуживых эстетов, он почти чувствует, как теплеет тело мужчины, когда он делает новый глоток, наполняя себя его, мать вашу, кровью. Альтос знает, что надолго его такими темпами точно не хватит.
Меньше всего он ожидает того, что происходит в следующую секунду: Скайфорса выворачивает на него потёками только что выпитой крови, снова и снова, словно она никак не хочет удерживаться в организме Дракулы. Их шатает, как пьяниц, пока Кей ни догадывается сделать шаг , опираясь лопатками о стену. Дыхание, громкое, прерывистое, как после красочного, до вспышек в глазах, оргазма сливается в единый бешеный стук двух сердец, и вампир, отказываясь от своей добычи ладонью пытается заткнуть сочащиеся кровью ранки на шее.
- Хватило бы и двух капель, а ты решил начать жадничать, да? - Кей слышит, как тяжелая цепь обвивает замок, но поделать ничего не может, он держится за Энди, сохрнаяя относительное спокойствие и скользя губами по его шее.
- Дай-ка угадаю, сейчас придёт та сексуальна штучка, которую я так и не поимел, приведёт дружков со всей округи, и они поимеют меня, а потом заблюют пол моей же кровью, верно? Помнится мне, ты обещал пытки, а не пиршество, крики, а не бульканье.
Кей чувствует тёплые губы и не находит причин для возражения, мягко цепляет их своими, обводя кончиком языка острые, наточенные клыки, ласкает гладкое, твёрдоё нёбо, проталкивая язык дальше, к мягкому, а потом ловит язык мужчины, путаясь в его именах, засасывает губу, мягко мнёт её и в следующий момент ощущает себя прижатым к стене.
- Я тут к теюе с подарками, - шепчет он. - но о них тебе лучше будет узнать позже, - Кей стонет протяжно, звучно, закидывая голову назад, на плечо, показывая внимательным, ошалевшим от крови глазам точки проколов, которые оставил ему сам хозяин замка, а потеплевшие, но всё ещё приятно холодящие кожу руки.
Кей накрывает его ладони, кровь пропитала рубашку, теперь ненужной тряпкой валяющуюся на полу, но ему плевать, и мужчина мягко растирает своё тело ладонями, так податливо лежащими в его руках. Дракула жадничает, нагибает под себя, торопится, и ему приятно чувствовать такую жадную активность в отношении собственного тела, ощущать лёгкий привкус крови, выворачиваясь, чтобы поцеловать Скайфорса в губы. Несколько долгих, почти бесконечных минут он позволяет ласкать себя, а потом отталкивает пришедшего в себя вампира назад, криво улыбаясь на правую сторону.
- К сожалению, граф, время, когда можно было просто взять и завалить - прошло. Может, потрудитесь изобразить стриптиз, пока я буду избавляться от... - он громко щёлкает ремнём и улыбается. - Брюк.

+1


Вы здесь » LIGHT 'EM UP » † р е а л ь н о е в р е м я » пст, Дракула, немного сексшопной атрибутики не интересует?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC